17:35 / 10.12.2019
0
5243
О тюркологии, рунах и заключении - беседа с Андреем Кубатиным и Ферузой Жуманиёзовой

Ученый, получивший широкую известность как необоснованно заключенный в тюрьму - Андрей Кубатин, который был освобожден около трех месяцев назад, и его жена, историк, ученый Феруза Джуманиёзова были гостями нашей редакции. Во время интересной беседы они рассказали о малоизвестных страницах своей жизни, тяжелом положении науки и ученых, проблемах, которые беспокоили историка и о научной деятельности супругов.

«Многие считают, что тюркология означает занятие тюркскими языками - это ошибочное мнение!»

-  Андрей Викторович, многие знают вас как историка, а некоторые считают вас тюркологом. Не могли бы вы рассказать нам науке, которой вы занимаетесь?

-  У нашего народа есть неправильное представление, то есть, когда мы говорим тюркология, то мы имеем в виду сферу, имеющую дело с тюркскими языками. Это не так, потому что ученый-тюрколог - это тот, который изучает историю, культуру, фольклор тюркских народов. Меня больше интересует древний период.

Феруза Джуманиёзова и Андрей Кубатин

Кроме того, я занимался исследованием древних рунических надписей, «прародителей» узбекского языка, а также взаимоотношениями тюркского и иранского народов в раннем средневековье.

«На самом деле, наука объединила наши пути»

-  Феруза опа, как вы пришли к науке? Как пересеклись ваши жизненные пути?

-  На самом деле, не будет преувеличением сказать, что наука объединила наши пути. Когда я еще была студенткой университета, меня интересовали языки и письменность тюркских народов. Гайбулло Бобоёров, ученый-тюрколог, был моим преподавателем, и Андрей Кубатин в то время тоже был его учеником.

Пока наш учитель находился в зарубежных поездках и конференциях, Андрей также помогал мне искать книги о жизни тюркских народов и обучал меня тюркской письменности. Несмотря на то, что Андрей является представителем другой национальности, он интересовался узбекским народом и его глубокие познания в истории, этнографии, языке и культуре тюркских народов, а также любовь к узбекскому народу, поразили меня. Я намеревалась оставить эту сферу науки, но я могу сказать, что наука объединила наши пути.

«В тюрьме вы представляете наш мир и небо «в клеточку»

 - Андрей Викторович, журналист Хайрулло Хамидов находясь в заключении говорил, что небо ему кажется квадратным. Что вы можете сказать о той жизни?

-  Действительно, находясь в тюрьме в день получаешь всего один час для прогулки. Прогулка проходит в бетонной коробке с открытым верхом, затянутым сеткой. После этого, вам реально начинает казаться, будто небо тоже в клетку.

«К сожалению, до сих пор есть сотрудники, избивающие заключенных, но их меньше, чем в прежние времена»

- Как вы себя чувствовали в самом начале заключения? Как к вам относились?

- Конечно, отношение в самом начале было плохое. Я и раньше, в своих интервью говорил, что благодаря политике нашего президента Шавката Мирзиёева отношение к заключенным поменялось.

Как только я попал в тюрьму, вы простите, но я ничем не отличался от скота на улице: без прав, без всего. Проведя два с половиной года в колонии, я почувствовал на себе реформы системы исполнения наказаний.

К сожалению, я и сейчас слышу, что еще остались сотрудники, избивающие заключенных. Но это не как раньше. Среди сотрудников есть еще те, кто халатно относится к исполнению своих обязанностей, кто не ценит человеческое достоинство и не хочет выполнять решения президента. Но в целом ситуация значительно улучшилась.

... Количество оправданных за последние шесть месяцев 2019 года, вероятно, больше, чем за предыдущие 28 лет. Потому, что раньше оправдательный приговор был подобен редкому животному или растению, занесенному в красную книгу судебной системы.

Полную версию беседы вы можете посмотреть на видео.

Нуриддин Нурсаидов оператор,
обеседник Йигитали Махмудов.

Пройдите авторизацию чтобы Вы могли оставить комментарий
Top