12:24 / 03.03.2020
0
4191
Негативное влияние коронавируса на мировую экономику: выводы и рекомендации для Узбекистана

В короткие сроки целесообразно выявить образовавшиеся «ниши» на товарных рынках, которые могут занять отечественные товаропроизводители. Соответствующим структурам следует приложить усилия для формирования справедливой конкуренции для всех хозяйствующих субъектов и оказать им необходимую поддержку.  

Об этом изданию «Экономическое обозрение» рассказал эксперт Сергей Воронин.

Фото: EPA

В конце 2019 года доля Китая в объеме внешнеторгового оборота для региона Центральной Азии и Узбекистана составила 14,1% в объеме экспорта и 21% в импорте. Китай является крупнейшим поставщиком комплектующих для промышленных секторов, машин и технологического и энергетического оборудования, химической продукции и потребительских товаров.

В то же время, снижение китайского спроса и последующее снижение цен на товары, включая нефтегазовую продукцию, могут нанести ущерб экономике огромного региона. Объемы экспорта из Узбекистана в Китай уже сократились.

В случае ограничения транспортного сообщения будет затронут не только пассажиропоток, но и грузовые перевозки, это может оказать ощутимый негативный эффект на объемы торговли между странами.

Возможно негативное влияние через соседние страны. Эксперты утверждают, что один из основных рисков для экономики Узбекистана - это слабая диверсификация портфеля торговых партнеров, крупнейшими из которых являются Китай, Россия и Казахстан (45% от объемов внешней торговли страны). Даже если заболевание удастся локализовать в Китае, опосредованно негативное влияние через ослабление экономик России и Казахстана может сказаться на экономике Узбекистана.

Учитывая, что Китай - поставщик значительной части потребительских товаров и комплектующих, ограничение транспортного сообщения и переориентация на других поставщиков вызовет повышение издержек местных производителей и вызовет повышение уровня цен на местном рынке (электроника и одежда).

Из-за вспышки коронавируса и связанных с ним ограничений в перемещении может пострадать развивающийся туристический сектор. Согласно данным Госкомстата, в 2019 году больше всего туристов из стран дальнего зарубежья в Узбекистан прибыло из Китая — 61,9 тыс. человек (больше было только из Турции).

По мнению аналитика бизнес-аналитик ООО Leverage Исфандиера Ахмедова, в целом экономические издержки сейчас трудно измерить, потому что ситуация постоянно меняется и, безусловно, последствия будут зависеть от продолжительности и эффективности предпринимаемых мер по предотвращению распространения заболевания.

Страны Центральной Азии остаются единственным центральным пятном на мировой карте, где заражения коронавирусом пока не регистрируется (официально подтвержденных случаев среди граждан нет). В то время, как практически все окружающие страны о нем уже сообщили. По мнению многих эпидемиологов, данный вирус сложно сдержать. В то время, как темпы роста новых зараженных вирусом в Китае снижаются, а в ряде стран мира они, напротив, возросли.

По мнению экспертов, физического появления вируса в центральноазиатском регионе, наверное, стоит ожидать, и можно только надеяться, что власти стран региона смогут справиться с удержанием эпидемии и излечением заразившихся. Но экономическое влияние коронавируса на Центральную Азию может быть еще более длительным и значимым.

Для всех стран Центральной Азии Китай является торговым партнером номер один, и экспорт Китая в центральноазиатские страны охватывает очень широкий спектр – от продовольствия до товаров промежуточного использования. Как указывает Антон Бугаенко, казахстанский продовольственный рынок достаточно сильно зависит от поставок из Китая по ряду позиций. В частности, на импорт из Китая (не считая торговли со странами ЕАЭС) приходится 44% импортных помидор ($15,5 млн), 80% бобовых ($160 тыс), 50% овощей ($16,5 млн), 39% орехов ($11 млн), 56% цитрусовых ($15,8 млн), 23% персиков и абрикосов ($22 млн), 60% цветов ($200 тыс).

Как указывает Бугаенко, потребительская инфляция в Китае в январе 2020 года уже оказалась выше ожиданий и составила 5,4% в годовом выражении против 4,5% в декабре 2019 года. Удорожание товаров на китайском рынке может разогреть продовольственную инфляцию, особенно в дефицитный зимне-весенний период. Для населения Центральной Азии это не очень хорошая новость, учитывая, что спрос населения уже был слабым, а доходы сильно не увеличились после последней девальвации.

Еще тревожнее ситуация с китайским импортом из региона, который в основном состоит из энергоресурсов и другого сырья. Если он снизится в результате снижения спроса внутри Китая, это сократит приток валюты в регион и вызовет рост доллара. Конечно, если спрос на энергоресурсы в Китае и в другой части развитых стран снизится (а на это напрямую влияет сокращение мобильности, перевозок, перелетов и прочего), то это вызовет более продолжительное сокращение цен на нефть, которые уже достигли годовых минимумов на этой неделе – 51 долларов за баррель для марки Брент, а также другие неприятные явления на финансовом рынке.

Поставки газа из Казахстана и Узбекистана в Китай уже сократились на 20%. Краткосрочно такая тенденция выправима, но при продолжительном сокращении грозит катастрофой. Это несет прямое влияние на экономики таких стран-экспортеров энергии, как Казахстан и Туркменистан, а также опосредованное влияние на другие – Кыргызстан, Таджикистан и Узбекистан, из-за перетока негативного влияния из России, которая также пострадает от снижения цен на нефть.

Казахстану, как самому важному региональному партнеру Китая, придется принять альтернативное развитие. Приток капитала из Китая во все эти инвестиционные проекты не может не снизиться, учитывая проблемы в банковской сфере Китая и объемы «плохих долгов», которые в случае затяжного кризиса могут только умножиться. То есть, спад активности почти гарантирован: проекты, находившиеся на стадии реализации, будут, по-видимому, приостановлены.

Кроме того, из-за коронавируса Узбекистан может потерять часть китайских туристов. В 2019 г. республику посетили 61,9 тыс. китайцев и по этому показателю Китай уступает среди стран дальнего зарубежья лишь Турции.

В связи с эпидемией власти Китая запретили местным туроператорам и турагентам продавать туры за рубеж, а Госкомтуризм рекомендовал отечественным компаниям приостановить продажу туров в КНР. Потеря китайских туристов может негативно сказаться на доходах отелей, ресторанов, кафе, гидов, авиакомпаний, транспортных компаний на внутренних маршрутах, ремесленничества.

Вынужденные каникулы в Китае могут сказаться на объеме импорта-экспорта Узбекистана, потому что вот уже несколько лет Китай является основным торговым партнером нашей страны.

По итогам 2019 года Китай укрепил свои позиции. Объем торговли с этой страной составил $7,6 млрд. Из них экспорт $2,9 млрд, импорт — $5,1 млрд. Доля Китая в общем объеме внешней торговли Узбекистана выросла до 18,1%. Торговля с КНР уже на $1 млрд превышает объем торговли с идущей на втором месте Россией.

Узбекистан экспортирует в Китай энергоносители и нефтепродукты ($917 млн), текстиль ($437,6 млн), услуги ($694 млн) и другое. На продовольственные товары приходится в разы меньше - $76,9 млн. Что касается плодов и овощей, то основные рынки приходятся на Кыргызстан, Казахстан и Россию, но не Китай — здесь он занимает лишь седьмое место ($46,2 млн).

Узбекистан покупает у Китая в основном, машины и оборудование (в 2019 г. на $3,2 млрд). Это больше половины всего импорта из этой страны. На втором месте химическая продукция и изделия из нее - $768,2 млн.

В 2019 году Китай занял первое место по количеству созданных новых компаний в Узбекистане. В минувшем году появилась 531 компания с китайским капиталом, а всего в стране - 1652 таких компаний.

Кризисная ситуация в Китае в ближайшей перспективе будет оказывать негативное влияние на развитие мировой экономики, страны Центральной Азии, в том числе и на Узбекистан. Это связано с приостановкой деятельности ряда производств, нарушением отлаженных хозяйственных связей отечественных предприятий с партнерами из Китая и других стран, в которых нарастает эпидемия.

В связи с этим, странам Центральной Азии, целесообразно подумать об альтернативном развитии глобализации и сфокусироваться больше на возможностях внутри региона, постепенно снижая одностороннюю зависимость от Китая и искать пути диверсификации внешнеэкономических связей.

С другой стороны, альтернатив для региона, не имеющего прямого пути к морю, не так много. В этих условиях, целесообразно пересмотреть возможности региональной и евразийской торговли. В частности, возможна некоторая переориентация торговли и инвестиций стран Центральной Азии в сторону стран СНГ и других регионов мира, если ситуация с вирусом в Китае будет оставаться нестабильной до конца текущего года.

Из-за действия негативных факторов в 2020 году ожидаются существенные риски в обеспечении доходной части Государственного бюджета и формирования государственных целевых фондов. Поступления в бюджет могут сократиться в связи с сокращением суммы НДС, акцизного налога на импорт, таможенной пошлины на импортируемые виды продукции (оборудование, комплектующие, готовая потребительская продукция) из Китая и других стран, в которых нарастает пандемия. Так, поступления НДС на импорт в размере 2,9% ВВП, планируемое на 2020 год, возможно, будет сокращены до 1,5% ВВП; по акцизному налогу – с 0,1% до 0,05% ВВП; по таможенной пошлине – с 0,4% до 0,2% ВВП.

Кроме того, возможны потери по налогам и сборам, которые могут появиться в результате падения производства и приостановки деятельности крупных отечественных предприятий, которые получали сырье и комплектующие элементы из Китая и других стран с нарастающей пандемией.

В связи с этим, в ближайшее время необходимо сделать анализ сложившийся ситуации и перспектив, которые складываются на предприятиях, являющихся наиболее крупными налогоплательщиками (Навоийский горнометаллургический комбинат – доля в прогнозных поступлениях в Госбюджет – свыше 10%, АО «Узтрансгаз» - свыше 5,0%, АГМК – свыше 4%, ПУ «Лукойл оверсис саплай трединг» - свыше 3%, ООО «Муборакнефтегаз» - 1%, ООО «Уз кор газ чемикал» - 1%, ООО «Шуртан газ-кимё мажмуаси» - 1% и др.).

Все крупные налогоплательщики должны направить в Министерство финансов, ГНК и Министерство экономики и промышленности уточненные прогнозы по оплате налогов и сборам по месяцам до конца 2020 года и одновременно, указать какая им нужна помощь от государства для обеспечения данного прогноза.

В то же время, в короткие сроки целесообразно выявить образовавшиеся «ниши» на товарных рынках, которые могут занять отечественные товаропроизводители (это относится и к внутренним и внешним рынкам). Соответствующим структурам целесообразно приложить усилия для формирования справедливой конкуренции для всех хозяйствующих субъектов и оказать им необходимую поддержку.

Кроме того, предлагается пересмотреть отдельные группы бюджетных расходов, которые связаны с реализацией масштабных проектов, принятых еще до распространения в мире коронавирусной инфекции (в особенности тех, реализация которых зависит от поставок материалов из Китая и других стран, подверженных вирусу) и законсервировать некоторые несвоевременно начатые объекты или их перепрофилировать.

Также необходимо уточнить перечень предприятий с государственной долей, которые предполагается приватизировать в 2020-2025 годах (в целях недопущения снижения бюджетных доходов в среднесрочной и долгосрочной перспективе). В условиях усложняющейся ситуации в мировой экономике население страны не должно потерять общественную ренту как источник благополучия страны и ее граждан в будущем развитии (обеспечение национальной безопасности, повышение уровня благосостояния, рост качества медицинских услуг, образования и других социально-значимых услуг).

В связи с этим, срок внесения предложений в проект постановления президента «О дополнительных мерах по сокращению доли государства в экономике», внесенный на общественное обсуждение и имеющего важнейшее значение для страны, целесообразно перенести с 12 марта до 1 июля 2020 года. К этому времени будет уже известна ситуация и результаты принятия мер с распространением коронавируса.

Необходимо своевременно разработать и принять эффективные меры в целях недопущения ситуации с распространением этого коронавируса и других опасных инфекций и заболеваний.

Также целесообразно разработать комплекс мер, направленных на оказание всяческой поддержки экономике и населению дружественного Китая, с учетом имеющихся ресурсов и возможностей (в особенности – пострадавших от данного заболевания).

Реализация вышеперечисленных и других необходимых мер позволит существенно снизить риски, возникшие с распространением коронавирусной эпидемии, обеспечить высокие темпы экономического роста, и на этой основе – увеличить поступления бюджетных средств. 

Достичь этих результатов возможно только в условиях повышения эффективности государственного регулирования экономики и разумного отношения к интеграционным процессам.

Сергей Воронин,
доктор экономических наук, эксперт ПРООН в Узбекистане

Пройдите авторизацию чтобы Вы могли оставить комментарий
Top