15:44 / 08.05.2020
5188
Прошла неделя после аварии в Сардобе – Почему никто не торопится провести пресс-конференцию?

По всей вероятности, в Узбекистане произошла самая крупная катастрофа после землетрясения 1966 года – не прошло и трёх лет с момента завершения строительства водохранилища «Сардоба», как дамбу прорвало, и, в результате наводнения тысячи людей остались без крова. Население других областей спешит на помощь пострадавшим, однако ответственные лица не торопятся ответить на вопросы журналистов, хотя прошла уже целая неделя.

На наш взгляд, один из важнейших посылов обращения Президента Шавката Мирзиёева к парламенту в начале этого года отражён в следующем высказывании:

«Путь демократических реформ – единственный и самый верный путь для нас».

Конечно, объявление высшей властью продолжения пути демократических реформ – это крайне положительный знак. Такое заявление руководителя государства подчёркивает, что мы не ограничимся достигнутыми за последние годы результатами в ракурсе одного из демократических принципов – гласности и диалога с народом.

Отмечая, что 2020 год принёс множество испытаний, не следует забывать о том, что наряду с другими направлениями, именно политика открытости проходит серьёзное испытание.

Чрезвычайные ситуации, произошедшие сначала в Бухаре, а затем – в Сырдарье, вызвали много вопросов у населения, однако, спустя столько времени, ответственные лица до сих пор не организовали пресс-конференцию.

Отсюда видно, что ведение коммуникация государственных ведомств с общественностью в чрезвычайных ситуациях все еще хромает. К сожалению, мы так и не смогли сформировать у руководителей, как у должностных лиц, чувства ответственности в плане необходимости лично побеседовать с общественностью.

Недостаточно просто односторонне объявить официальную информацию через пресс-службы, особенно, при чрезвычайных ситуациях. Поскольку именно вопросы, задаваемые журналистами на брифингах, служат для того, чтобы раскрыть подробности события и внести ясность в детали, беспокоящие общественность.

Такие пресс-конференции являются неотъемлемой частью гражданского общества. В развитых странах в первые же часы после того или иного события, ответственные сотрудники соответствующих организаций отвечают на вопросы журналистов, спустя некоторое время организуются пресс-конференции с личным участием руководителей министерств и ведомств. Это - норма.

В результате такого продолжительного общения, общественность чувствует себя не зрителем, наблюдающим со стороны, а непосредственным участником всего происходящего в родной стране. Государство и общество при этом действуют не как две отдельные группы, а как единое целое. Это чрезвычайно важный фактор, определяющий доверие общества к государству.

Катастрофа, произошедшая в водохранилище «Сардоба» 1 мая - тоже является чрезвычайным происшествием, и общественность вправе своевременно узнать все подробности. Для этого ответственным ведомствам следовало бы провести совместные пресс-конференции. Но этого до сих пор не сделано. Почему?

Прошла уже неделя с момента трагедии в Сардобе. За этот срок возникло множество вопросов. И есть десятки ответственных лиц, которым следовало бы ответить на эти вопросы.

В первую очередь нужно было организовать пресс-конференцию для журналистов с участием хокима Сырдарьинской области, официальных лиц Министерств чрезвычайных ситуаций, водного хозяйства, строительства и АО «Узбекгидроэнерго».

Предприятию «Узтемирйулкурилишмонтаж» при «Узбекистон темир йуллари» следовало бы дать информацию о том, как подбирали десять субподрядчиков, построивших водохранилище «Сардоба», и огласить их названия, раскрыть, какая строительная организация производила работы на прорванном 6-м пикете.

Также нужно было прокомментировать тот факт, что строительство водохранилища не было согласовано с казахской стороной, и что заместитель министра водного хозяйства Узбекистана заверял соседей о том, что наводнение не затронет на территорию Казахстана.

Почти нет информации о жертвах наводнения. Министерствам внутренних дел и чрезвычайных ситуаций следовало бы внести ясность.

Вблизи прорванной дамбы располагались рыбоводческие хозяйства, и распространились слухи о том, что они имеют отношение к размыву. На этот вопрос должны были обратить внимание хокимият Сырдарьинской области и объединение «Узбекбаликсаноат».

Ещё первого мая, с первого дня после катастрофы, правительственная комиссия по устранению последствий и изучению причин события могла обеспечить организацию брифингов с ответственными ведомствами посредством Агентства информации и массовых коммуникаций при Администрации Президента. Таким образом можно было бы предотвратить возникновение различных негативных мнений и слухов.

Редакция Kun.uz

Top