17:16 / 01.06.2020
4369
Хлопковые санкции, чартерный рейс в Корею, трудовые мигранты, оставшиеся в России. Интервью с первым заместителем министра

Будут ли организованы чартерные рейсы для трудовых мигрантов, которые не могут вернуться в Корею? Как будет действовать правительство Узбекистана, чтобы отменить хлопковые санкции? Какая помощь будет оказываться трудовым мигрантам в России? На эти вопросы ответил первый заместитель министра занятости и трудовых отношений Эркин Мухиддинов.

28 мая в Министерстве занятости и трудовых отношений состоялся вебинар с участием представителей министерства, гражданского общества Узбекистана, МОТ, международного бизнес-совета США, Департамента труда США, американского объединения производителей одежды и обуви, объединения справедливого труда, а также координатора Cotton Campaign.

Вебинар на тему «После хлопка: уроки и перспективы для Узбекистана» был посвящён результатам реформ, направленных на полную ликвидацию детского и принудительного труда в Узбекистане, результатам сотрудничества с международными организациями, роли гражданского общества в достижении цели.

Участники обменялись мнениями о том, что может препятствовать продолжению дальнейшего сотрудничества между сторонами, о реализации будущих планов правительства Узбекистана и трудовых прав, о важных шагах для создания достойных рабочих мест.

Первый заместитель министра занятости и трудовых отношений Эркин Мухиддинов в ходе вебинара ответил на некоторые вопросы корреспондента Kun.uz

Эркин Мухиддинов

Cotton Campaign не поддержал инициативу министра занятости и трудовых отношений Нозима Хусанова по отмене санкции на узбекистанский хлопок. Каковы же будут шаги министерства, и вообще правительства Узбекистана в этом направлении?

Очень сложно говорить о том, что Cotton Campaign не поддержала наше обращение. Поскольку если мы внимательно рассмотрим их ответ, то там высказана следующая мысль: если на первый раз мы снимем бойкот, то некоторые иностранные производители могут не поддержать это решение. То есть, отмена бойкота возлагается на самих производителей.

Как только мы это услышали, то решили сотрудничать непосредственно с иностранными производителями. По этому вопросу был организован вебинар. Теперь у нас появилась возможность напрямую общаться с производителями, вести переговоры.

Мы предлагаем 4-сторонний механизм по решению проблемы:

- В чём заключаются претензии к нам?

- Что их беспокоит?

- Почему наши кластеры или текстильные компании не могут с ними сотрудничать?

- На каком этапе они видят возможность принудительного труда?

Мы должны подробно изучить все вопросы, которые их тревожат. Другого пути для отмены бойкота мы не видим. Я верю, что как только мы напрямую проведём переговоры, нам сразу же откроются двери на мировой рынок. Кроме того, мы также должны показать международным организациям и иностранным партнёрам, что в деятельности кластеров отсутствует принудительный труд.

В ходе семинара вы отметили, что в настоящее время резко вырос показатель безработицы. Как вы думаете, какие действия следует осуществить министерству по обеспечению занятости населения?

Последствия кризиса на этот раз будут очень тяжёлыми. Это самый тяжёлый кризис на рынке труда после второй мировой войны. Раньше до такой степени безработица не проявлялась. На вебинаре мы привели также цифры, связанные с безработицей. Сами по себе показатели безработицы были высокими, а во время пандемии они ещё поднялись. Количество безработных выросло почти на 2 млн человек.

По этой причине министерство должно активно работать в направлении обеспечения занятости населения, однако это не подразумевает использование командно-административного метода. Напротив, во время карантина относительно свободных рабочих мест министерство должно исполнять роль посредника между работодателем и гражданином, ищущим работу.

К примеру, в Сергелийском районе возобновились строительные работы, специалистов не хватает. Мы собираемся найти в других областях нужных профессионалов, организовать их транспортировку и передать их в Сергелийские строительные подрядные организации.

Более 240 тысяч человек привлечены к общественным работам, что позволило обеспечить их занятость

Кроме того, постановлением президента созданы сельскохозяйственные кооперативы. В чём заключается эта идея? Вокруг одного предпринимателя объединятся минимум 50 представителей местного населения. Им будут выданы субсидии. Совместно со средствами предпринимателя создадут фонд, и запустят определённый вид деятельности. Если раньше такие кооперативы были только в сфере продовольствия и виноградарства, то теперь они открываются по направлениям рыбоводства, кролиководства, пчеловодства. Расширяются также кооперативы по ремеслу, швейному делу. Таким образом, в этом году среди населения было трудоустроено 18 тысяч человек.

Коронавирусная пандемия показала, что во многих сферах есть недостатки. Какие выводы были сделаны для трудового рынка, исходя из ситуации пандемии? Будет ли разработана какая-либо стратегия для подобных случаев в будущем?

Конечно, во время пандемии мы узнали, что многие граждане не готовы к дистанционной работе. В первые же дни мы разработали порядок дистанционной работы и распространили среди работодателей и работников.

Во время карантина наблюдались разногласия между работодателями и работниками по поводу заработной платы и трудового отпуска. Трудовые отношения обострились. По этой причине был разработан порядок действий во время карантина, и также распространён среди работодателей.

Кризис на рынке труда может продолжаться долго. Вместе с тем, на рынке труда появляется персонализированное направление, то есть граждане, сидя дома, могут сами трудоустроиться. Для них нужны отдельные инструкции или порядок.

Пандемия стала для нас большим уроком. Мы в будущем не откажемся от инструментов, подготовленных сейчас, а наоборот, сохраним их.

Пандемия полностью выбила из колеи международную трудовую миграцию. Мигранты, приехавшие на родину в отпуск, не смогли вернуться на свои рабочие места в иностранных государствах. Работодатели были вынуждены сократить рабочие места. Какие меры будут приняты министерством по трудоустройству трудовых мигрантов, которые не смогли уехать на работу за границу?

Во время пандемии мы столкнулись с двумя крупными проблемами. Во-первых, трудоустройство граждан, которые не смогли уехать на работу за границу, во-вторых, помощь нашим соотечественникам за рубежом.

По первому вопросу мы обращаем внимание на правило «безработных, оставшихся без работы во время пандемии, не сумевших уехать или вернуться по трудовой миграции». То есть, мы уделяем внимание также вопросам трудоустройства граждан, которые не смогли уехать на работу за границу, через 200 центров занятости населения.

Ведётся работа по трудоустройству специалистов-строителей, работавших в России в сфере строительства и вернувшихся на родину. Если у кого-то не хватает квалификации, мы создаём условия для обучения работников на местах. Некоторые мигранты говорят, что если бы у них была земля, они бы занимались выращиванием сельскохозяйственной продукции и не искали бы работы за границей. Сейчас таким гражданам выделяется земля. Тем, кто собирается заняться предпринимательством, предоставляются субсидии.

Что касается второй проблемы, большинство граждан, работающих за рубежом, остались без работы. Им пришлось также уйти со съёмного жилья, потому что не осталось средств. Для таких граждан мы находим дешёвые хостелы и выплачиваем до 300 долларов ежемесячно.

Оставшимся без работы гражданам, у которых нет проблем с жильём, мы предоставляем средства для покупки продуктов питания.

Ещё один злободневный вопрос, касающийся соотечественников, которые приехали из Кореи на родину отдохнуть, и по причине отмены авиарейсов не смогли уехать назад. Если они своевременно не вернутся на своё рабочее место, то могут потерять работу и даже разрешение на въезд в Корею. Ведутся ли министерством переговоры с корейскими партнёрами по этому поводу?

Мы очень переживаем за наших граждан, столкнувшихся с этой проблемой. По этой причине мы начали переговоры с департаментом человеческих ресурсов при Министерстве труда Кореи. Как известно, в Корее действуют строгие карантинные меры. Теперь для узбекистанцев, планирующих уехать в Корею, то есть тех, кто приехал в отпуск и не может вернуться, в Корее требуется 14-дневная самоизоляция. Для этого им нужно будет предоставить свой адрес. Затем представители департамента человеческих ресурсов нанесут визит по этому адресу, и установят соответствие либо несоответствие с правилами карантина. Если заключение будет положительным, и наберётся достаточно граждан, то будет рассматриваться вопрос об организации чартерных рейсов.

При этом решился ещё один вопрос – кто будет оплачивать средства за пребывание на карантине? Эти расходы должны оплачиваться либо узбекским мигрантом, либо корейским работодателем. Большинство наших рабочих согласились оплатить. Придётся заполнить специальный документ о согласии на эту оплату, и отправить его в Корею.

Убедительно просим наших граждан правильно понять, что это требование исходит не от нас, а с корейской стороны. При этом мы прилагаем все усилия, чтобы помочь им восстановить свою рабочую деятельность. 

Top