10:16 / 22.06.2020
8258
«Миллионы налогов не поступают в казну государства, поскольку Malibu, Tracker и Orlando ввозятся в качестве полуфабрикатов» - эксперт

Докторант по международной торговле южнокорейского универститета ИНХА Валижон Туракулов и руководитель компании по импорту автомобилей в Узбекистан «YES CAR-MOTORS» Ойбек Камбаров в беседе с корреспондентом Kun.uz рассказали о проблемах национальной автомобильной промышленности и их решении.

- 9 марта единственный производитель автомобилей Узбекистана UzAutoMotors опубликовал новые цены на легковые автомобили. Цены повысились в масштабе от 3 до 21 процента в зависимости от модификации автомобилей.

После этого в социальных сетях появилось множество постов с резким выражением недовольства, даже были призывы объявить бойкот продукции UzAutoMotors.

К этим критичным замечаниям присоединились также некоторые организации, в том числе, представители Федерация защиты прав потребителей резко высказались о повышении цен на автомобили, Антимонопольный комитет также сообщил, что АО UzAutoMotors, несмотря на большое количество льгот и преференций со стороны государства, не может эффективно воспользоваться предоставленными возможностями и нарушает права потребителей.

Президент Шавкат Мирзиёев на встрече с активистами Хорезмской области 13 марта прокомментировал повышение цен на автомобили, и сказал, что это не соответствует сегодняшним условиям.

Но вопреки всем возражениям и комментариям, повышенные цены остались без изменений. На ваш взгляд, по какой причине?

Валижон Туракулов:

Валижон Туракулов

- Облик монополии именно таков. То есть, грубо говоря, «Хочешь – покупай, а не хочешь – других машин нет». Здесь большую роль играет также менталитет нашего народа. У других народов это просто немыслимо. Но именно наши люди живут мечтой о том, чтобы заработать на машину, даже если для этого нужно поехать на заработки за границу.

Одним из основных качеств монополии является то, что она не считается с потребителем, не ставит его во главу угла как в настоящей свободной рыночной экономике, а стремится реализовать свои желания и свою выгоду. Я считаю, что именно по этим причинам и нет никаких изменений.

Ойбек Камбаров:

Ойбек Камбаров

- Сейчас Валижон высказал правильные мысли. Основной причиной повышения цен является монополия. Это всем известно. Этот вопрос даже был поднят главой государства на одном из последних заседаний.

Если исходить из мирового опыта, в Южной Корее, где я сейчас живу, есть более пяти местных автозаводов. У граждан есть возможность предложения на рынке автомобилей, выпускаемых пятью автозаводами: Hyundai Motors, Kia Motors, Renault Samsung Motors, SsangYong Motor, General Motors.

При таком разнообразном выборе 30 процентов автомобилей в Корее составляют иностранные автомобили. То есть, в стране производится столько автомобилей, но полностью исключена монополия, и граждане могут купить любую машину, даже иномарку.

По моим личным исследованиям, таможенная пошлина на иностранные автомобили составляет всего 15 процентов. Представляете? Если вы хотите ввезти в Южную Корею дорогой автомобиль из-за рубежа, то заплатите таможенную пошлину всего 15 процентов.

А теперь посмотрим, как у нас. В нашей стране автомобили производит только один монопольный завод – UzAutoMotors. Как сказал Валижон, это предприятие монопольное, и поэтому оно работает по своим правилам, даже имеет полномочия по разработке подходящих ему нормативно-правовых актов. Пусть это и не официально, но на заднем плане всё происходит именно так.

Об этом свидетельствует предоставление этому предприятию больших льгот во время последних изменений, к примеру, по акцизным налогам и сбору за утилизацию. В ходе нашей беседы мы ещё поговорим на эту тему. К примеру, я связываю своё мнение с тем, что нормативным актом, принятым по утилизационному сбору, предусматриваются исключения по отношению к UzAutoMotors. Поэтому классификация происходит исходя из полномочий, возможностей этой монополии.

Валижон Туракулов:

- Я хотел бы дополнить к сказанному Ойбеком. Он рассказал, что таможенная пошлина на иностранные автомобили в Южной Корее составляет всего 15 процентов. А фактически ещё меньше.

Я собирал информацию по теме своего исследования, и узнал из некоторых веб-сайтов, что для государств, не являющихся членами ВТО, таможенная пошлина составляет 10 процентов, для государств-членов ВТО – 8 процентов, а для тех, у кого есть договор свободной торговли – от 0 до 2 процентов. Есть очень много видов автомобилей, и когда Ойбек говорил о 15-процентной таможенной пошлине, он имел в виду сбор, применяемый в отношении импортируемых ими самими видов автомобилей премиум-класса.

Я хочу сказать, что можно свободно ввезти автомобиль в Южную Корею из-за границы. Но даже при наличии такой производственной мощности государство свободно разрешает ввезти на свою территорию автомобили по дешёвым ценам, и представляет их потребителям.

- В качестве одной из основных причин повышения цен на автомобили в марте UzAutoMotors указало то, что оно с октября 2019 года начало оплачивать общеустановленные налоги, в том числе, налог на добавленную стоимость. Насколько близко к истине это заявление компании? То есть, как говорит UzAutoMotors, налог на добавленную стоимость фактически оплачивается заводом или наоборот покупающим потребителем?

- На самом деле, налог на добавленную стоимость прямо или косвенно ложится на плечи потребителя. В частности, исходя из названия НДС можно сказать, что на каждой стадии прибавляется НДС, а в конце концов этот налог «ложится на плечи» потребителей.

Здесь слова UzAutoMotors с экономической точки зрения верны. Грубо говоря, они хотят сказать: «До сих пор у нас были налоговые льготы. Поэтому наши цены составляли, скажем, 1 миллион. Теперь государство лишило нас этих льгот. Поэтому мы повысили цену на автомобиль до 1 миллиона 200 тысяч». То есть повышение цен связывается напрямую с НДС. Но это только отговорка. Однако, с экономической точки зрения эти слова обоснованы.

- Получается, что компания пытается выйти из возникшей ситуации путём повышения цен в ответ на отмену государственных льгот в результате того, что до сих пор не было создано достаточно условий по локализации продукции или снижению цен. То есть у них нет другого варианта, верно?

- Да, это так. Это означает, что предоставленные до сего момента льготы были отменены. Вот это и досадно.

Ойбек Камбаров:

- Валижон рассказал о НДС на местные, автомобили, которые производятся в нашей стране. Но есть и автомобили, которые ввозятся UzAutoMotors в Узбекистан из-за рубежа. К примеру, Malibu, Tracker, Orlando и подобные им автомобили. Естественно, возникает вопрос: почему к ним не прибавляется НДС, ведь их ввезли из-за рубежа?

Знаете, если бы эти автомобили ввёз другой предприниматель, то он платил бы НДС. То есть, налог в размере 15 процентов от себестоимости автомобиля.

Теперь зададим этот вопрос UzAutoMotors. Платят ли они НДС на ввозимые автомобили премиум-класса? Нет, не платят. Почему? Потому что согласно действующим нормативно-правовым актам, UzAutoMotors при таможенном оформлении перевозит эти автомобили через границу на территорию страны не в качестве автомобилей, а как полуфабрикат.

То есть в их таможенных документах автомобили не оформляются как полностью модифицированные автомобили, и поэтому эта продукция не считается 100-процентными автомобилями. Из этого мы можем догадаться, что хотя UzAutoMotors ввозит эти автомобили из-за границы целыми, но при этом снимает с них колёса или другие запчасти, и оформляет их в качестве полуфабрикат, избегая таким образом уплаты НДС в казну государства. А теперь представьте, сколько миллиардов или триллионов сумов скрываются от государства в течение года.

Полную версию беседы вы можете посмотреть на видео.

Беседовал Жамшид Ниёзов,

перевод: Вадим Султанов,
Анастасия Ткачёва

Top