19:13 / 13.07.2020
4641
Замминистра юстиции рассказал, нарушает ли спецкомиссия конституционные права граждан

Заместитель министра юстиции Музраф Икрамов прокомментировал законность мер по борьбе с коронавирусом в Узбекистане.

Прежде всего, необходимо пролить свет на вопрос создания специальной республиканской комиссии, и ее правомочности принимать решения ограничительного характера.

Сразу необходимо отметить, что проводимая борьба с коронавирусом имеет прочную правовую базу, соответствует Конституции, законодательству и международным обязательствам республики, не нарушает прав человека.

Во-первых, согласно статье 3 закона «О Кабинете Министров», правительство является высшим органом исполнительной власти, обеспечивает руководство эффективным функционированием экономики, социальной сферы, исполнение законов Республики Узбекистан, решений парламента, актов президента Республики Узбекистан.

Во-вторых, согласно статье 11 данного закона, к полномочиям Кабинета Министров в социальной сфере также относится реализация мер по обеспечению санитарно-эпидемиологического благополучия.

В-третьих, в статье 25 указанного закона определено, что для подготовки предложений по отдельным вопросам государственного и хозяйственного управления, выполнения отдельных поручений Кабинета Министров могут создаваться временные комиссии.

В-четвертых, согласно регламенту правительства, осуществление полномочий Кабинета Министров обеспечивается также посредством деятельности комиссий, советов и других межведомственных коллегиальных органов.

В-пятых, рассмотрение в Кабинете Министров вопросов, относящихся к его полномочиям, осуществляется также на заседаниях образуемых Кабинетом Министров комиссий, советов и других межведомственных коллегиальных органов с участием представителей заинтересованных органов государственного и хозяйственного управления, органов исполнительной власти на местах, других государственных органов и иных организаций.

В-шестых, согласно статье 31 Закона «О санитарно-эпидемиологическом благополучии населения», в случае угрозы возникновения или распространения инфекционных и паразитарных заболеваний Кабинет Министров или даже хокимияты областей могут вводить в установленном порядке на соответствующих территориях или объектах ограничительные мероприятия (карантин).

Таким образом, специальная комиссия, руководителем которой определен премьер-министр, являющийся также начальником гражданской защиты, представляет собой один из способов осуществления полномочий Кабинета Министров.

Согласно специальному решению президента одной из основных задач специальной комиссии определено своевременное выявление признаков возможного ухудшения эпидемической обстановки по коронавирусу с последующей реализацией комплекса профилактических и противоэпидемических мероприятий, направленных на снижение рисков заболеваемости и оказание квалифицированной медицинской помощи больным.

Постановлением правительства от 23 марта 2020 года №176 установлена обязательность исполнения всех решений, принимаемых комиссией в рамках своих полномочий.

В соответствии со статьей 35 закона «О Кабинете Министров» принятые постановления и распоряжения Кабинета Министров обязательны к исполнению на всей территории Республики Узбекистан всеми органами, предприятиями, учреждениями, организациями, должностными лицами и гражданами.

В связи с этим, вопросов касательно полномочий специальной комиссии и ее правомочности по принятию решений ограничительного характера являются беспочвенными и не имеющими юридического обоснования.

Тем более, устоявшаяся правотворческая практика нашей страны оправдала необходимость и эффективность создания аналогичных и других комиссий.

Например, еще в далеком 2000 году решением Кабинета Министров №142 была образована республиканская чрезвычайная противоэпидемическая комиссия, наделенная правом принимать решения о введении карантинно-ограничительных мер и карантина на предприятиях, в организациях, учреждениях, отдельных населенных пунктах и на территориях с целью предупреждения распространения инфекционных болезней среди людей.

С учетом имеющегося положительного опыта и масштабов текущей эпидемической угрозы была образована специальная комиссия, которая незамедлительно реагирует на быстрые изменения эпидемиологической обстановки и оперативно принимает решения по их предотвращению.

В отдельных случаях поднимается вопрос о том, что якобы «административные штрафы за нарушение карантинных требований налагаются на основе решений специальной комиссии, однако это заблуждение и в корне юридически неправильное понимание.

Штрафы за нарушение карантинных мероприятий и санитарных правил, налагаются исключительно в соответствии с Уголовным кодексом и Кодексом Республики Узбекистан об административной ответственности, а не решений специальной комиссии.

В части второй статьи 54 Кодекса об административной ответственности указано, что нарушение обязательных правил, установленных в целях предупреждения возникновения или распространения карантинных и других опасных для человека инфекций, влечет соответствующую ответственность.

Согласно статье 5 закона «О санитарно-эпидемиологическом благополучии населения», санитарные правила, нормы и гигиенические нормативы – документы, устанавливающие требования в области санитарно-эпидемиологического благополучия населения, являющиеся обязательными для соблюдения государственными и иными органами, юридическими и физическими лицами.

Учитывая, что специальная комиссия вправе вводить или отменять ограничительные мероприятия (то есть карантин) все указанные требования подлежат исполнению на территории Республики Узбекистан.

На основании вышеизложенного, привлечение к ответственности лиц, нарушающих требования специальной комиссии, является правомерным и полностью соответствует законодательству.

Пользователей также интересует причина не публикации в полном виде программы мер по предупреждению завоза и распространения нового типа коронавируса в Республику Узбекистан и последующие решения (протоколы) специальной комиссии и их освещение.

Программа мер по предупреждению завоза и распространения коронавируса в Республике Узбекистан была разработана и утверждена, но не была опубликована в силу следующих объективных и логических обстоятельств:

– программа не состоит из одного документа, включает в себя комплекс мер, не является нормативно-правовым актом и поэтому не подлежит обязательному опубликованию;

– в нее включены пункты, предусматривающие задействование и мобилизация специальных сил и средств к предупреждению завоза и распространения коронавируса в стране, которые имеют ограниченное распространение ввиду имеющейся в них сведений;

– в ней в основном предусмотрены организационные меры, возлагающие на министерства и ведомства выполнение определенных действий, направленные на защиту здоровья и безопасности граждан.

– программа не затрагивает права и обязанности юридических и физических лиц, не предусматривает общеобязательные предписания.

Важно отметить, что борьба и профилактика коронавируса не может быть ограничена только принятием программы, это всего лишь один из шагов в рамках выполнения возложенных на специальную комиссию обширных задач.

Программа – это комплекс неотложных мер и принимаемые акты президента Республики Узбекистан, решения правительства и протоколы специальной комиссии по данному вопросу, являются ее неотъемлемой частью.

Ситуация по борьбе с коронавирусом показала на необходимость оперативного реагирования на происходящие события и незамедлительное принятие решений в связи с изменениями эпидемиологической ситуации, включая задействование мобилизационных и других резервов, информация о которых носит ограниченный характер.

В связи с этим, протоколы специальной комиссией публикуются в сокращенном виде. Положения протоколов, касающиеся населения и юридических лиц, в обязательном порядке распространяются по всем возможным каналам коммуникаций в виде официальных сообщений.

Проводимые ежедневные брифинги специалистов и руководителей государственных органов (по несколько раз в день) в прямом эфире центральных телевизионных каналов, которые транслируются и на страницах крупных социальных сетей, широчайшая агитация и правовая пропаганда направлены на исчерпывающее и доступное разъяснение принимаемых решений.

Поэтому, рассуждения о несвоевременном доведении решений специальной комиссии до населения, недостаточности информации о ситуации с борьбой с коронавирусом не имеет под собой оснований.

Хотелось поделиться своим взглядом относительно вероятности нарушения введенных ограничительных мер прав и свобод граждан, гарантированные Конституцией.

Можно однозначно сказать, что ограничительные меры не нарушают конституционные права граждан и полностью соответствуют законодательству и общепринятым обязательствам республики.

Во-первых, согласно статье 20 Конституции, осуществление прав и свобод гражданином (обратите внимание) не должно нарушать законных интересов, прав и свобод других лиц, государства и общества. Т.е. осуществление индивидуальных прав не могут быть абсолютными перед правами других.

Во-вторых, в статье 28 Конституции определено, что гражданин имеет право на свободное передвижение по территории республики, въезд в Республику Узбекистан и выезд из нее, за исключением ограничений, установленных законом.

Правовым основанием установления ограничений на передвижение населения и автотранспорта является закон «О санитарно-эпидемиологическом благополучии населения». В статье 3 этого же закона прямо предусмотрено в качестве мер по карантину возможность ограничения передвижения людей, товаров, автомобилей.

Более того, в статье 31 данного закона закреплено, что в случае угрозы возникновения или распространения инфекционных и паразитарных заболеваний можно вводить на соответствующих территориях или объектах ограничительные мероприятия (карантин).

Иначе, о каком карантине может идти речь если даже государство не будет способно ограничивать передвижение, так как это является самым основным моментом в подобных беспрецедентных случаях. Все государства мира имеют аналогичные права, и мы являемся свидетелями того, как в других государствах подобная практика реализуется.

Порядок и сроки проведения ограничительных мероприятий (карантина) определяются Кабинетом Министров Республики Узбекистан, Советом Министров Республики Каракалпакстан, органами государственной власти на местах. Кабинет Министров решением от 23 марта 2020 года №176 данное право делегировал специальной комиссии.

В-третьихвведенные ограничения не противоречат международным обязательствам республики. Статья 12 Международного пакта о гражданских и политических правах допускает ограничения, если они предусмотрены законом и необходимы для охраны государственной безопасности, общественного порядка, здоровья населения. Подобные беспрецедентные события в современной истории в которых живет все человечество в настоящее время, являются ярким доказательством законности этих ограничений.

В этой связи, было бы целесообразно, если те, кто распространяют ложную информацию о якобы нарушении международных договоров, действующего законодательства, прав человека вводят всех в заблуждение, осознавали, что их действия могут дезориентировать и без того сложную обстановку.

Уже несколько месяцев пользователи соцсетей обсуждают то, что несмотря на установление ограничений, похожих на условия чрезвычайного положения (ситуации), официально не объявляется о введении чрезвычайного положения.

Анализ мировой практики показал, что оценка ситуации в борьбе с коронавирусом и ее результативность не зависят от вида введенного режима: чрезвычайное положение, чрезвычайная ситуация, комендантский час, карантин, как в отдельности, так и в целом.

Законодательство республики допускает введение режима чрезвычайного положения, чрезвычайной ситуации, карантина.

Так, согласно пункту 19 статьи 93 Конституции нашей страны, президент Республики Узбекистан в интересах обеспечения безопасности граждан может вводить чрезвычайное положение на всей территории или в отдельных местностях Республики Узбекистан.

В соответствии со статьей 2 Закона «О защите населения и территорий от чрезвычайных ситуаций природного и техногенного характера» чрезвычайная ситуация это обстановка на определенной территории, сложившаяся в результате аварии, катастрофы, опасного природного явления, стихийного или иного бедствия, которые могут повлечь или повлекли за собой человеческие жертвы, причинение вреда здоровью людей или окружающей природной среде, значительные материальные потери и нарушение условий жизнедеятельности людей.

Статьями 3 и 31 закона «О санитарно-эпидемиологическом благополучии населения» определено, что в случае угрозы возникновения или распространения инфекционных и паразитарных заболеваний можно вводить на соответствующих территориях или объектах ограничительные мероприятия (карантин), предусматривающие особый режим хозяйственной и другой деятельности, ограничение передвижения населения, транспортных средств, грузов и (или) товаров.

Проводимые в Узбекистане противоэпидемические мероприятия в большей степени подпадают под действие закона «О санитарно-эпидемиологическом благополучии населения» и включают в себя:

– санитарную охрану территории страны (обеспечивается путем проведения санитарно-карантинного контроля и введения ограничительных мероприятий (карантина);

– проведение в очагах инфекционных заболеваний дезинфекционных мероприятий, обязательных медицинских осмотров.

Ограничительные мероприятия (карантин) для борьбы с коронавирусной инфекцией в настоящее время являются наиболее подходящими из всех режимов и они дают свои результаты. В случае необходимости могут быть введены дополнительные ограничения в рамках данного режима, все зависит от обстоятельств.

В этом плане никак нельзя согласиться с отдельными «диванными советниками», что принимаемые меры не являются подходящими или достаточными для достижения окончательной цели в недопущении распространения массового заражения коронавирусом.

Так, анализ показал, что по состоянию на 11 июля смертность от коронавируса в Узбекистане составила всего 2 человека на 1 млн населения. И это спустя четыре месяца с первого случая выявления коронавируса в стране. За аналогичный период времени, в 35 странах мира данный показатель составляет от 100 до 1 230, а среднемировой показатель – 72 умерших на 1 млн населения. Узбекистан находится в 159 месте, если учитывать численность населения нашей страны, это один из наилучших показателей по всему миру. Узбекистан своевременно введя ограничительные меры, смог сохранить в среднем от 2,5 тыс. до 20 тыс. жизней.

В заключение хотелось бы отметить, что Узбекистан многонациональная страна, большая семья и нам не должна быть безразлична ее судьба, благосостояние и здоровье каждого ее гражданина.

Никто не знает, когда закончится пандемия, какие будут ее последствия. Поэтому каждый из нас должен внести свой вклад в борьбе с коронавирусом, не поддаваться панике, не верить слухам и недостоверной информации и жестко бороться с ними.

Мы должны извлечь необходимые уроки от этого глобального явления, учившись, не только на своем опыте, но и упущениях и достижениях других стран, в том числе посредством пересмотра действующего законодательства с акцентом на его дальнейшее совершенствование.

Музраф Икрамов,
заместитель министра юстиции Республики Узбекистан

Top