10:14 / 19.09.2020
6203
Водителю – штраф на 5 миллионов, а артисту – 1 миллион: где логика и законность?

В народе бытует ироническое высказывание «Озорство бедняка – преступление, а преступление богатого – озорство». Меры, принятые в отношении певца, устроившего свадьбу в «Tashkent city», напомнило об этом выражении.

Распространилось сообщение о применении главным управлением внутренних дел города Ташкента штрафа в 5-кратном размере БРВ (1 млн 115 тысяч сумов) в отношении эстрадного певца, организовавшего свадебное мероприятие с участием более 50 гостей, с нарушением санитарно-эпидемиологических правил.

С первого взгляда, всё, вроде бы, по-настоящему, в рамках закона. А на самом деле? Справедливо ли выбрано наказание в отношении певца? Полностью ли обеспечена законность?

Вот на такие вопросы мы и попытаемся найти ответ, вспомнив недавнее прошлое.

Наверное, все хорошо помнят: совсем недавно в отношении водителей, передвигавшихся на собственном автотранспортном средстве в неразрешённое время применялся штраф в 2-кратном размере БРВ – 4 млн 460 тысяч сумов. Мало того, автомобили ещё незаконно удерживали на штрафных площадках по несколько месяцев. А плата за пребывание на штрафных площадках тоже обходилась в кругленькую сумму.

Посредством таких безжалостных штрафов казна государства обогатилась почти на 50 млрд сумов ещё в первые месяцы карантина. Основная часть штрафов приходилась на лиц, управлявших автомобилями в период коронавирусных ограничений.

Действительно, согласно части 2 статьи 54 кодекса об административной ответственности, нарушение обязательных правил, установленных в целях предупреждения возникновения или распространения карантинных и других опасных для человека инфекций, влечёт наложение штрафа на граждан от 20 (4 460 000 сумов) до 30 (6 690 000 сумов), а на должностных лиц до 50 базовых расчётных величин (11 150 000 сумов). Но сейчас дело не в этом.

Теперь перейдём ко второй и основной части темы, и остановимся на правовой квалификации деяния певца В.Исокова, состоящего в организации свадьбы с превышением установленных норм, и размере применённого в отношении него наказания.

В сообщении УВД города Ташкента не сказано, по какой части статьи 54 Кодекса об административной ответственности привлечён к ответственности В.Исоков. Если учитывать, что в первой части настоящей статьи подразумевается ответственность за правонарушения в виде нахождения без маски в общественных местах вразрез со специальными требованиями компетентных органов, то получается, что В.Исоков нарушил требования второй части этой статьи.

Однако, размер применённого штрафа (5-кратный размер БРВ) ставит под сомнение этот вывод, поскольку во второй части статьи 54 размер штрафа установлен не до 5, а от 20 до 30 размеров БРВ. А третья часть в этой статье отсутствует.

Значит, выходит, что защитники закона «пожалели» певца, устроившего по своей прихоти свадьбу в «Tashkent city».

В сообщении говорится, что в отношении В.Исокова административный протокол оформлялся сотрудниками санитарно-эпидемиологической службы. Певца наказали не за отсутствие маски, а именно за присутствие на свадебной церемонии более чем 50 гостей. Тогда как в соответствии с действующим решением республиканской специальной комиссии, ограниченное количество участников свадебных церемоний не должно превышать 30.

Тогда возникает справедливый вопрос: по какой причине в отношении певца применили штраф в 5-кратном размере БРВ? Ведь он нарушил обязательные правила, установленные в целях предотвращения возникновения или распространения карантинных и других опасных для человека инфекций?! И почему тогда выбрали для него более лёгкую меру наказания, установленного законом?

Отчётливо бросается в глаза грубое нарушение норм законодательства. Поскольку, согласно статье 33 Кодекса об административной ответственности, суд, при применении административного взыскания, учитывая обстоятельства, смягчающие ответственность и материальное положение правонарушителя, может применить взыскание ниже низшего предела, или другое, более мягкое взыскание.

Иной орган (должностное лицо), рассматривающий дело об административном правонарушении, направляет дело для решения вопроса о применении более мягкого административного взыскания в суд. То есть, кроме суда, ни один административный орган не уполномочен смягчать наказание.

Таким образом, в деле В.Исокова высока вероятность превышения работниками центра санитарно-эпидемиологической безопасности своих полномочий.

Мы надеемся, что компетентные органы рассмотрят этот факт, и законность будет полностью обеспечена.

Поскольку и эстрадный певец и простой водитель, перед законом равны.

Дилшод Абдукодиров, правовед

пер. В.Султанов
А.Ткачёва

Top