17:24 / 16.12.2020
2056
Бомбы, мины и взрывы: 9-летняя девочка, которая вернулась из Ирака, рассказала свою историю

Партнеры проекта ЮНИСЕФ помогли Нодыру сделать бесплатную операцию на глаза, устроили детей в школы и сады, помогли дяде получить официальное опекунство над детьми и пособия на них. 

Фото: UNICEF Uzbekistan/2020

«Меня зовут Жамиля. Мне 9 лет. В свои годы в Ираке, я видела то, чего многие взрослые не видели за всю свою жизнь. Я видела войну, бомбы, мины, взрывы и даже смерть... Мой папа погиб. У меня есть три брата и мама. Мой старший брат, Нодыр, испытал сильный шок, когда в Ираке его окружили вертолеты и перед ним произошел взрыв. С тех пор, у него обострилось косоглазие, начались судороги, он начал отставать в развитии и совсем не разговаривал», - рассказал девочка.

Он сообщила, что позже полицейские забрали ее маму.

«В один из жутких дней войны, маму забрали полицейские, и нам пришлось последовать за ней. Мы оказались в темном месте, за решеткой. Там нам было спокойнее, чем на улице. Спустя время, нас разлучили с мамой и отправили в Узбекистан, в дом бабушки и дяди. Мама осталась в Ираке. Когда мы прилетели в Узбекистан, мы очень боялись выходить на улицу, даже в свой собственный закрытый двор, когда хотели в туалет. Мы боялись людей и ни с кем не общались. Дядя принял нас как своих детей и никогда нас не отделял от своих родных. Он баловал нас, покупал мне куклы и создавал лучшие условия для того, чтобы мы быстрее привыкли к семье и перестали бояться. У него это получилось. Я и мои младшие братья теперь называем дядю папой», - отметила она.

Сейчас девочка ходит в школу. Она изучает русский, английский, и узбекский языки.

«Я люблю читать книги и играть с двоюродными сестрами. Младшие братья ходят в садик, а Нодыра устроили в специальную школу для особых детей. Ему 12 лет, но он не умел писать, читать и говорить. Однако он очень любит рисовать. Когда Нодыру исправили косоглазие, его перевели в школу для слабовидящих детей. В этой школе с братом работают психологи и логопеды, он начал говорить и стал намного активнее. Но, к сожалению, его школа-интернат находится далеко от нас, поэтому он всегда плачет, когда приходит время расставаться с нами», - сказала девочка.

В Ираке было очень одиноко и опасно. Там дети подбирали еду с земли и всегда нюхали перед тем, как кушать.

«Эта привычка теперь исчезла и мы можем спокойно кушать все, что нам дают. Здесь нам очень нравится. Мы больше не боимся выходить на улицу, играем вместе с соседскими детьми. Я всегда рассказываю им о том, как прекрасна жизнь без войны. Мои ночные кошмары уже закончились, и я больше не хочу вспоминать прошлое. Теперь у нас началась новая жизнь под мирным небом в окружении любви родных. Я иду к своей мечте стать врачом, чтобы лечить брата. А Нодыр мечтает купить машину и стать милиционером, чтобы защищать меня», - заключила она.

По данным ЮНИСЕФ, социальные работники посоветовали дяде проводить больше времени с Нодыром. Это важно, так как на данный момент ребенку необходима любовь и забота родных и близких, чтобы пройти процесс реабилитации максимально комфортно.

Также специалисты посоветовали пригласить логопеда для дополнительных занятий и перевести ребенка в обычную школу рядом с домом, чтобы он не ощущал себя «другим». К сожалению, мать детей осталась в заключении в Ираке. Она периодически выходит на связь со своими детьми, которые теперь называют ее тетей.

Напомним, вышеуказанная статья была подготовлена в рамках проекта, финансируемого многопартнерским трастовым фондом ООН по реагированию на COVID-19 и восстановлению и ЮНИСЕФ «Поддержка и реинтеграция детей, вернувшихся из зон вооруженных конфликтов, детей мигрантов и детей, выходящих из специализированных учебно-воспитательных учреждений/республиканских учебно-воспитательных учреждений (закрытых учреждений) после COVID-19».

Top