12:41 / 25.03.2021
3738
В ГНК рассказали, как налоговики выявляют «обнальные» фирмы

В Государственном налоговом комитете (ГНК) рассказали, как сотрудники ведомства выявляют «обнальные» фирмы.

Фото: ГНК

Напомним, на днях в ГНК заявили, что факт незаконного зачета сумм НДС подтвердился на более чем 1,2 трлн сумов.

Как сообщили в пресс-службе ведомства, выявление сомнительных сделок – это сложный механизм и совокупность правил и процедур, позволяющие с достоверностью установить факт нарушения. Он также позволяет исключить «человеческий фактор» при решении этого вопроса. Разработанная программа «Определение, анализ и оценка налогового риска» оценивает все возможные налоговые риски. То есть чем больше рисков определит система, тем выше вероятность того, что налогоплательщик заключил сомнительную сделку. Характер сомнительности проверяется уже в рамках налогового контроля.

Налоговики подчеркнули, что полный список критериев уровня налогового риска – это конфиденциальная информация. Конфиденциальность в данном случае нужна для того, чтобы недобросовестные налогоплательщики не смогли их обходить и применять схемы по уклонению от уплаты налогов.

Всего установлено 64 критерия, и только о 16 из них говорится открыто (ПКМ № 1 пункты 9 и 10 «Положения о порядке управления налоговыми рисками, выявления налогоплательщиков, имеющих налоговые риски, и их сегментации по уровням налогового риска»).

В их основе:

- анализ сведений о движении денежных средств по счетам налогоплательщиков; 

- анализ информации о товарах (услугах), содержащихся в электронных счетах-фактурах, на предмет несоответствия характеру и виду деятельности хозяйствующего субъекта, а также типу, номенклатуре (ассортименту) приобретаемых и реализуемых товаров (услуг), свидетельствующих об отсутствии реальных поставок и покупок; 

- выявление транзитного характера движения денежных средств по расчетному счету без экономического обоснования целесообразности и отсутствия положительного экономического эффекта от их осуществления.

«Обнал» - мнимая или притворная сделка? 

Налоговый кодекс в новой редакции ввёл понятие «необоснованной налоговой выгоды». Оно применяется для случаев, когда налогоплательщик совершает операции с целью не платить налог, либо уменьшить сумму уплачиваемых налогов.

Подтверждением такой выгоды будет установленный факт, что проведенная операция, по сути, не соответствует своему экономическому смыслу. Поэтому налоговые органы теперь вправе самостоятельно изменять квалификацию сделки, если ее юридическое оформление не соответствует действительному экономическому содержанию (статья 14 Налогового кодекса). То есть в целях налогообложения экономическое содержание сделки имеет преимущественное значение перед юридической формой.

Если налогоплательщик перечислил деньги по договору за какой-либо товар или услугу, то их получение должно быть подтверждено документами. Сделка должна быть реальной, а обязательство по сделке должно быть исполнено стороной договора или лицом, которому это обязательство по исполнению сделки передано на основании договора либо по закону.

При установлении экономического содержания следует определить, какой характер у анализируемой сделки: реальный, мнимый или притворный. С реальными сделками все понятно, и они не вызывают сомнений. А вот сделки, имеющие мнимый либо притворный характер, уже сами по себе считаются нарушением. Но следует обратить внимание и на то, что мнимая и притворная – это разные сделки. Разберемся в этом подробнее.

Мнимая сделка – это соглашение, заключенное только для создания видимости правовой процедуры, а обязательства по договору не исполняются. При совершении мнимой сделки целью сторон не является установление каких-либо гражданско-правовых отношений. Такая сделка совершается, как правило, в целях достижения определенных правовых последствий для каждой стороны или для одной из них, и не всегда преследует законные цели. Например, договор заключен с намерением завуалировать неправомерные действия контрагентов, желающих отмыть (легализовать) денежные средства, избежать ответственности или получить необоснованную налоговую выгоду, искусственно снизив суммы налогов. Именно такие операции признаются мнимыми. Ничтожными же их может признать только суд. А вот сделки по «обналу» нельзя считать мнимыми, так как одна сторона все же исполняет часть своих обязательств по договору, в частности, перечисляет денежные средства.

Притворная сделка проводится для маскировки других сделок, которые участники совершили или планируют совершить. При совершении притворной сделки стороны намеренно искажают свои действия так, чтобы она выглядела внешне как другая. Здесь стороны уже рассчитывают на наступление правовых последствий, но не тех, которые влечет видимое волеизъявление. Они хотят ввести в заблуждение третьих лиц, так как притворная сделка прикрывает истинную волю обоих участников.

Сделка по обналичиванию путем перечисления денежных средств «обнальным» фирмам является притворной, потому что одна из сторон (заказчик-покупатель) выполняет свои обязательства, оговоренные в договоре – перечисляет денежные средства. Но вторая сторона (поставщик-продавец) не осуществляет поставку товара, не выполняет работы, не оказывает услуги, а оформляет фиктивные документы и производит взаиморасчет наличными деньгами за вычетом своих процентов.

Так как действительные налоговые обязательства устанавливаются по сделке, налоговому контролю дано право выяснить, какую в действительности сделку прикрывает спорная. При этом налоговый орган при рассмотрении конкретной сделки может не принимать во внимание промежуточные операции, проведенные сторонами, и рассматривает реально достигнутые итоги.

И получается, если сделка оформлена для формальности, а фактически товар или услуга не получены именно от того лица, с которым заключен договор, то это дает все основания не признавать перечисленные денежные средства поставщику в качестве расходов. Соответственно, счет-фактура, выставленный поставщиком, считается фиктивным документом и по нему нельзя принимать в зачет сумму НДС. В этом случае для отказа в вычетах по налогу на прибыль и в зачете сумм НДС у налогового органа нет необходимости обращаться в суд для признания сделки ничтожной.

Иными словами, необходимо разделять налоговые последствия и юридическую судьбу сделки. Сам факт недействительности сделки не существенен для налогообложения до тех пор, пока стороны этой сделки не отказываются от полученного экономического результата. Недействительность (в том числе ничтожность) сделки не существенна, если экономический результат сделки фактически достигнут. А в этом случае налоговые последствия зависят только от экономических последствий фактических действий налогоплательщика.

Как выявляются сомнительность сделки

В ходе проведения налоговых проверок выявляются фиктивные договоры и «бестоварные операции». Например, поставщик, после зачисления на его банковский счет денежных средств, фактически не отгружал товар и не оказывал услуги покупателю. На самом деле сторонами договора оформлялись подложные счета-фактуры об отгрузке товаров (услуг), так как этих товаров у поставщика не было в наличии, и он не мог физически их отгрузить или выполнить эти виды работ (услуг).

При совершении бестоварных операций обе стороны сделки отражают заведомо ложные сведения в налоговом и в бухгалтерском учете о фактах хозяйственной деятельности, создавая этим искусственный документооборот.

Далее на основании фиктивных документов неправомерно принимаются в зачет суммы НДС и уменьшается сумма налога, подлежащая уплате в бюджет, или же за счет создания отрицательного сальдо по НДС в последующем возмещается (возвращается) сумма налога из бюджета.

Для наглядности можно привести несколько примеров, когда при проведении налоговой проверки и опросе должностных лиц налогоплательщика у налогового органа формировалось устойчивое мнение о том, что сделка и операция по поставке товаров или услуг в реальности не осуществлялась.

Так на вопросы сотрудников налоговых органов директор предприятия, выступающий стороной договора в качестве покупателя, заявляет о том, что не имел личных контактов с руководством компании-поставщика и не может сказать, с кем обсуждались условия поставки.

Обычно в такой ситуации на вопрос – «Известны ли руководителю обстоятельства заключения данной сделки?» следует ответ – «Не помню».

Даже имея в приложении к договору копию паспорта руководителя компании поставщика, директор не может внятно описать «своего партнера», с которым якобы лично заключал договор. Также он не владеет информацией о фактическом местонахождении поставщика, его складских, производственных или торговых площадях.

Руководитель организации или ответственные за заключение договоров лица не могут сказать, откуда и от кого получена информация о поставщике. Нет сведений или документов, свидетельствующих о поиске и отборе контрагентов, ссылок на сайты или печатные материалы.

На вопросы налогового органа о том, изучалось ли наличие у контрагента экономических ресурсов для выполнения им своих договорных обязательств (наличие производственных мощностей, технологического оборудования, трудовых ресурсов, обязательных разрешений и лицензий), ответ руководителя налогоплательщика как правило отрицательный.

Нет записей номеров машин, доставлявших крупногабаритный товар, строительные материалы. При этом договоры с транспортными компаниями не заключались, отсутствуют товарно-транспортные накладные. В случаях, если договором предусмотрен самовывоз, отсутствует внятный ответ на вопросы «Где?» (то есть место) и «Кто?» отпустил товар.

Нет разумного объяснения, как в короткий срок (15-20 дней, а иногда даже 2-3 дня) возводятся крупные строительные объекты с использованием сложной строительно-монтажной техники, машин и механизмов, работа с которыми требует особой квалификации персонала. При этом у поставщика в штате числится один человек – директор-пенсионер, или инвалид.

Отказ в вычетах по НДС 

При осуществлении налогового контроля расчета НДС определяющее значение имеют: 

- правильно оформленные документы, связанные с зачетом НДС, т.е. правом уменьшить сумму налога за счет осуществления вычета; 

- проверка контрагентов (поставщиков), подтверждающая реальность сделки.

Отказ в зачете приведет налогоплательщика не только к значительным финансовым потерям, но и подорвет его репутацию в глазах налоговых органов. А это может быть причиной повышенного внимания с их стороны в будущем, при анализе уровня налоговых рисков, и соответственно, включения в кандидаты на проведение налогового аудита.

Налоговый орган может отказать в зачете по НДС, если:

- налогоплательщик не выполняет требований Налогового кодекса, которые определены статьями 266-271, касающимися правил предоставления зачета;

- есть претензии к контрагентам, и их проверка не проводилась.

Для примера, налоговый орган отказывает в зачете по НДС из-за контрагента, когда выясняется, что счет-фактура был выставлен «обнальной» фирмой, а значит реальной сделки не было. То есть нереальная операция в целях налогообложения не учитывается.

Когда выставляется инкассовое поручение

Если между двумя сторонами оформлена сделка, а товар (услуга) фактически получен от третьего лица, это даёт налоговому органу основание не признавать расходом перечисленные денежные средства поставщику. Счет-фактура, выставленный поставщиком, считается фиктивным документом и по нему нельзя принимать в зачёт сумму НДС.

Соответственно, после корректировки суммы НДС, необоснованно принятой в зачёт, при отсутствии у налогоплательщика переплаты или отрицательного сальдо, в лицевой карточке возникает налоговая задолженность.

Взыскание налоговой задолженности производится путем выставления инкассового поручения налогоплательщику не позднее трех рабочих дней после ее возникновения (статья 121 Налогового кодекса).

Top