21:45 / 10.05.2021
16745
«Я допустила страшную ошибку» - рассказ женщины, 8 лет отбывающей наказание вдали от родины

30-летняя Нигора Умарова – уроженка Таджикистана. В 2014 году была задержана в России, а потом экстрадирована в Узбекистан. Осуждена по статье 160 УК. В течение 8 лет отбывает срок в Зангиатинской колонии, ей осталось ещё 6 лет. Она получила самый большой срок среди других женщин заключённых – 13 лет 4 месяца.

У каждого человека есть своя миссия в жизни. Человек, осознавший основную цель своего появления на свет, в течение всей жизни приносит пользу обществу. А те, кто сбился с пути, не выдерживают испытаний, вновь и вновь совершая ошибки. Пообщавшись с заключёнными женской колонии №24 Зангиатинского района, можно сделать много жизненных выводов. В очередном выпуске проекта «Осужденная» мы расскажем о судьбе оступившейся женщины.

«Я допустила страшную ошибку»

Я вышла замуж в 17 лет. Мы прожили с мужем всего 3 дня, прежде чем он погиб в автокатастрофе. Вернулась в родительский дом, там и родила сына.

Отец жил с мачехой. Моя мать умерла много лет назад, я даже её не помню. Отец женился второй раз, но спустя некоторое время попал в тюрьму и его вторая жена ушла. После заключения он женился в третий раз.

Я не смогла терпеть выходки мачехи, частые скандалы, и ушла из дома. Хотела забрать ребёнка, но она не разрешила. И я ушла одна. Тем временем познакомилась с одной женщиной. Она пообещала переправить меня в Узбекистан и найти мне там работу в ресторане, говорила, что я буду зарабатывать деньги и отправлять на содержание ребёнка.

Тогда у меня не было паспорта, только свидетельство о рождении. На заре, в 06:30 мы перешли границу Таджикистана с Узбекистаном в Бекабаде, пробрались под мостом.

Мы приехали в город Ширин Сырдарьинской области. Я была тогда простодушной сельской девушкой, верила всему, что говорят. Мы пришли в один дом, там было много девушек. Они приходили и уходили, а потом отсчитывали деньги женщине по имени Джамиля. Я, увидев это, ничего не поняла. Она подошла ко мне, заговорила очень душевно. Я разговорилась с ней, и она воспользовалась моей наивностью.

Я рассказала Джамиле о том, что приехала сюда на работу в ресторан, хочу побыстрее заработать деньги и отправить их для ребёнка. Девушки рассмеялись. А Джамиля строго сказала: «Какой ещё ресторан? Ты будешь здесь проституткой». Я замерла от удивления, а потом заявила: «Мой отец отсидел за убийство. Он не пощадит меня за это. Я никогда не буду этим заниматься». Но всё равно пришлось. До сих пор думаю: если бы я не пошла по этой кривой дорожке, то не оказалась бы в тюрьме.

Потом меня обманным путём отвели на рынок, купили мне одежду, мы зашли в салон красоты.

«Я задумала отдать ребёнка в бездетную семью»

Вернувшись оттуда, мы поели, а потом, не помню, что произошло. Как я впоследствии узнала, мне что-то подсыпали в еду. Так я жила целый год.

Когда я подзаработала денег, отправилась в Таджикистан, к себе домой. Увидела, что мой ребёнок лежит в колыбели, в грязи. Я взяла ребёнка, помыла его. Пришёл отец, спросил, где я была. Я ответила: «Вы же говорили матери: пусть уходит отсюда, и забирает с собой ребёнка». Солгала отцу, что работала в ресторане в Ура-Тюбе. Отец стал ругаться: «Ты ведь одна, неужели я не смогу тебя прокормить?». После этого я некоторое время жила дома, но однажды отец напился, и оскорбил меня нецензурными словами. Я не вытерпела, и, несмотря на ночное время, взяв ребёнка ушла из дома.

Вернулась на прежнее место с ребёнком. Ему было уже 1,5 года, но он не ходил. Конечно, я переживала. Никогда не смогла бы простить себя, если бы ребёнок умер у меня на руках. Я собиралась отдать его в бездетную семью. Поздно вечером я вышла из дома. Возвращаюсь, а ребёнка нет. Спросила у Джамили, где он, но она ничего мне не объяснила. Потом одна из девушек рассказала, что Джамиля отдала ребёнка в хорошую семью.

Шёл 2010 год. После этих событий я снова уехала в Таджикистан, а оттуда улетела в Россию. В России я присматривала за ребёнком одной армянки. Через три года мне позвонил отец из Таджикистана, и рассказал, что меня разыскивала какая-то женщина. Оказалось, что мой ребёнок у неё. Она позвонила мне, чтобы оформить документы на ребёнка. Я купила билет на самолёт, и вернулась в Узбекистан. Мы подготовили все документы, ходили к нотариусу. Я подписала бумагу о том, что больше не буду претендовать на ребёнка.

«Я созналась в преступлении, которое не совершала, потому что мне угрожали арестом отца»

В 2013 году меня объявили в международный розыск, обвинили в незаконном пересечении границы Узбекистана. До этого я часто приезжала в Узбекистан. Когда в детстве отца посадили, меня отдали в детский дом, а брата – дяде, который жил в Бекабаде. Спустя годы я приезжала в Узбекистан, чтобы увидеться с братом и родственниками. И мама моя тоже была из Узбекистана.

Когда я была в России, мне позвонила мачеха, сообщила, что, якобы, по мне соскучилась, и попросила вернуться. Я тоже скучала. В российском аэропорту милиционер долго разглядывал мой паспорт, а потом потребовал отойти в сторону. Я долго ждала, а потом попросила вернуть мне паспорт, ведь мне нужно было уезжать. Тогда мне сказали, что я в международном розыске, будто бы я занималась торговлей людьми, якобы продала своего ребёнка. Но я его не продавала, а сама отдала. Мне никто не поверил. Ещё меня обвинили в том, что я эксплуатировала несовершеннолетних девочек. Но они занимались этим по своему желанию, я их не заставляла.

Меня осудили по статье 135. В суде я сказала, что отдала ребёнка по собственному желанию. Но меня осудили на 9 лет колонии. Через 4 года я попала под амнистию, и я должна была выйти на свободу. Но первая ходка не оказалась последней. Через месяц меня допросили. Спросили, когда я впервые пересекла границу Узбекистана. Я ответила, что в 2002 году, потому что отец в 2001 году освободился из заключения, а в 2002 году женился в Узбекистане. Также, я ездила в Узбекистан, потому что здесь живут мои родственники, здесь могила моей матери.

Меня обвинили в том, что, когда я занималась проституцией, якобы передавала таджикской стороне расположение военных частей, сведения о прокуратуре Узбекистана. Я спросила, зачем это нужно Таджикистану. Но следователи повесили на меня и это дело. Они заявили, что мои подельники – предатели родины, и сейчас отбывают срок. В общем, меня осудили по этой статье, и дали 15 лет.

Я была вынуждена признать обвинение, потому что они угрожали, что обвинят в этом моего отца, и посадят его на 20 лет. Я испугалась, подумала об отце, и признала вину. Потом мой срок сократили до 13 лет 4 месяцев. Мне осталось отбывать 6 лет.

«Я росла без родительской ласки»

Здесь никто меня не навещает, я не хочу, чтобы родственники приходили. Мой брат живёт в Узбекистане. Не хочу, чтобы он приезжал, а потом стыдился, что у него такая сестра. Оказавшись в колонии, я написала письмо отцу: «Если не умру, вернусь. Не навещайте меня». Может, он получил это письмо, а может и нет, я об этом не знаю. В последний раз видела отца в 2013 году. Здесь я часто вспоминаю мужа. Мы прожили всего 3 дня, он погиб в автокатастрофе. До замужества мы дружили 5 лет.

Я часто думаю, почему мой отец не был ласков со мной, как другие? Вот будущий муж обращался со мной хорошо. Он всегда наставлял меня на путь истинный, когда я грубила отцу, ошибалась в чём-то. Отец меня бил. Потом я звонила будущему мужу, и делилась своими горестями.

Муж никогда не ругал меня, не бил. Может, если бы он был жив, всё сложилось бы иначе? Любовь играет большую роль в жизни человека. Особенно, материнская любовь. Я думаю, почему мачеха не была со мной ласкова? Ведь бывают и мачехи, которые любят чужих детей, как своих.

«Каким бы ни был отец, я его люблю»

При родном отце я жила, как чужая. Даже курила, пила вместе с отцом. Какой отец будет курить или пить вместе с дочерью? Но, каким бы он ни был, хотя он и не любил меня, всё равно он мой отец. Когда выйду отсюда, первым делом брошусь в ноги к нему и попрошу прощения. Когда я развлекалась с парнями на дискотеках, а отец звонил мне, чтобы спросить, как дела, я не отвечала на звонки. Но он продолжал названивать, а когда я наконец отвечала, говорил, что беспокоится обо мне. Я грубила отцу, и отключала телефон. Обижала его из-за каких-то парней.

«Только родители могут быть твоими друзьями»

В колонии я многое поняла. Только родители могут быть твоими друзьями. Со мной часто происходило так, что многие прикидывались друзьями, но обманывали. Родители никогда не желают плохого своим детям. Я обижалась, когда отец ругался. Но потом поняла: отец просто не хотел, чтобы я также оступилась, как он. Тем, кто меня сейчас видит, хочу посоветовать ценить свободу и родителей. Пусть никто не выбирет мой путь. Сожалеть, находясь в тюрьме – бесполезно.

Мухаббат Мамирова, корреспондент Kun.uz,
оператор – Нуриддин Нурсаидов

 перевод: Анастасия Ткачёва,
Диана Султанова

Top