17:29 / 20.11.2019
1
5628
Затянувшееся двоевластие в правописании. Государственный язык и его правовые, теоретические и практические проблемы

При написании диктанта из 275 слов на латинской графике учителями, проходящими повышение квалификации, по учебникам, по которым они преподают сами, из 121 слушателей ни один не смог написать диктант на оценку «5».

Придание узбекскому языку статус государственного – стало первой победой нашего независимого государства, родной язык стал символом национального самосознания и государственной независимости, огромной духовной ценностью.  В десятках статей мы с гордостью писали о его становлении.

В связи с 15-й годовщиной принятия Закона «О государственном языке», в 2004 году в аналитических статьях мы пытались привлечь внимание общественности к тому факту, что внимания государственному языку уделяется все меньше и наблюдается замедление реализации «Закона о государственном языке».

В надежде усилить законную практику, был опубликовали первый текст закона от 21 октября 1989 года вместе со всеми соответствующими документами в виде учебного пособия и издан дважды. Был критически проанализирован с научной точки зрения язык наших законов и опубликована брошюра под названием «Конун тили мезонлари» (Критерии законодательного языка).

Но, проблемы, которые были подняты, и вопросы, которые задавались, долгое время «висели в воздухе». Практика государственного языка в жизни отличалась от законодательной. На наш взгляд, более серьезное внимание необходимо было уделить прочности законодательной базы и её практическим проблемам.

Наконец, был принят Указ Президента Республики Узбекистан Шавката Мирзиёева от 21 октября 2019 года «О мерах по кардинальному повышению роли и авторитета узбекского языка в качестве государственного языка».

Этот указ дал новую жизнь государственному языку. Он послужил основой для обновления практики применения закона «О государственном языке». Особенно большое практическое значение имеет пункт об образовании в структуре Кабинета Министров Республики Узбекистан Департамента по развитию государственного языка. Это наиболее необходимый и долгожданный практический механизм реализации закона «О государственном языке».

Теперь то, как закон будет реализован, во многом зависит от качественного создания и функционирования данного механизма. Судьбу дела решат сотрудники, отобранные в департамент. Если будут выбраны достойные кадры, то работа пойдет хорошо, в противном случае даже самый высокий механизм – не даст результата. Мы, как сторонники и почитатели родного языка, надеемся, что Департамент будет успешным и эффективным.

Закон и его строгость

Одной из отличительных черт термина «закон» является строгость. Пока он строг, этот закон силен. Закон, потерявший жесткий контроль, ослабевает. В таких случаях он приводит к непослушанию закону. Это ослабляет иммунитет граждан к несоблюдению закона. Реализация такого закона становится невозможной. В связи с этим, некоторые организационно-правовые меры последних лет не оказали положительного влияния на престиж Закона «О государственном языке», в котором не работают некоторые статьи.

30 апреля 2004 года в Закон были внесены изменения и дополнения, согласно которым, полный переход на новый узбекский латинский алфавит и орфографию был перенесен с 2005 на 2010 год.

Данная поправка противоречила Закону Республики Узбекистан от 21 декабря 1995 года «О внесении изменений и дополнений в Закон Республики Узбекистан «О государственном языке».

Потому, что он преследовал две основные цели: «усовершенствовать процесс постепенного введения государственного языка и обеспечить переход на узбекский алфавит на основе латинской графики».

С тех пор прошло девять лет и резкий скачок на пять лет назад значительно замедлил это «постепенное введение». Была ли жизненная необходимость в этом? Правовая практика была последовательной. Школьное образование было постепенно переведено на латиницу и граждане по всей стране бесплатно обучались государством новому правописанию. По логике, можно было полностью начать практиковать и улучшать грамотность на латинице.

Дополнения и изменения заставили народ колебаться, стоит ли нам переходить на латинское правописание, а если останется кириллица? При том, что такой цели не было. А если это так, то было бы лучше провести референдум и выяснить мнение людей.

Письменность и грамотность - явления, складывающиеся годами. Для того, чтобы выучить новую письменность, общество должно пройти очень трудоемкий процесс и, помимо знаний в этой области, иметь возможность развивать зрительную память и навыки рук. Это требует многолетнего непрерывного чтения и написания тысяч страниц текстов. Язык и письмо живут и развиваются с практикой.

После внесения в 2004 году поправок и дополнений, граждане, изучавшие латинскую графику, прекратили изучение как минимум на пять лет. То есть те, кто учился, перестали это делать. А те, кто не изучали - и вовсе не брались за изучение. Были и те, кто думал: если еще хоть раз будут внесены дополнения и поправки в закон и еще лет на пять-десять перенесут переход на латинскую графику, то наше поколение выйдет на пенсию, а взамен придет новое поколение, которое учило латиницу. Это - моральная сторона вопроса.

Есть и политическая сторона. Реализация Закона «О государственном языке» вышла на уровень государственной политики, стала составной частью политики Президента Республики Узбекистан, разработана и осуществляется государственная программа по последовательному и постепенному внедрению закона. Внесение изменений и дополнений по постоянному переносу сроков исполнения привело к провалу государственной программы.

И, наконец, данный вопрос имеет также экономическое значение.  Статья 3 Постановления Кабинета Министров Республики Узбекистан от 16 июня 1994 года №304 "Об утверждении Государственной программы по обеспечению реализации Закона Республики Узбекистан "О введении узбекского алфавита, основанного на латинской графике", гласит:

«Министерство финансов Республики Узбекистан при формировании годового государственного бюджета должно предоставить бюджетным организациям необходимые средства для решения вопросов, связанных с введением узбекского алфавита на основе латинской графики».

Это означает, что затраты на обучение латинской графике в течение 10 лет были сделаны впустую, это - ущерб государственному бюджету. Возможно, гражданам, которые не изучали латиницу или за 5 лет забыли, как писать на ней, вновь придется её учить, нужно открывать курсы, финансировать. Для этого потребуются немалые государственные средства. Если же мы полностью перейдем на латиницу, люди будут вынуждены изучать ее сами.

Каким будет делопроизводство?

Вы скажете, что после того, как узбекский язык стал государственным языком, делопроизводство должно быть исключительно на государственном языке. Но до сих пор этого не произошло. Это связано с тем, что реализация закона не была поставлена на должном уровне.

И сегодня делопроизводство не полностью ведется на узбекском языке. До недавнего времени наши офисные коллеги жаловались на то, что документы «сверху» приходят на русском языке. Если документация на узбекском языке, то бывают случаи возврата, когда нас просят «перевести на русский». Возникает вопрос, есть ли правовая основа подобных требований? К сожалению, есть.

Одни из первых статей Постановления Олий Мажлиса Республики Узбекистан «О порядке введения в действие закона республики Узбекистан «О государственном языке» в новой редакции гласят:

1. Ввести в действие Закон Республики Узбекистан «О государственном языке» в новой редакции (за исключением статей 9 и 10) со дня опубликования.

 2. Установить, что статьи 9 и 10 Закона Республики Узбекистан «О государственном языке» вступают в силу с 1 сентября 2005 года.

Получается, что всё упирается именно эти две статьи, 9-ю и 10-ю. Итак, вот текст этих статей:

«Статья 9. В органах государственной власти и управления работа ведется на государственном языке и по необходимости обеспечивается переводом на другие языки.

Рабочими языками международных форумов, проводимых в Узбекистане, являются государственный язык, а также языки, избранные самими участниками.

Статья 10. На предприятиях, в учреждениях, организациях и общественных объединениях делопроизводство, учетно-статистическая и финансовая документация ведутся на государственном языке, а в коллективах, где большинство работающих не владеет узбекским языком, наряду с государственным языком может осуществляться и на других языках».

Читая эти статьи сегодня, вы наверняка подумаете: зачем было откладывать вступление их в силу на 10 лет, ведь можно было обойтись без этого. Это и в правду - так. Возможно, тогда закон был бы более действенным.

Десятилетняя отсрочка положений, изложенных в решении о принятии закона, возможно, была дополнительной возможностью для некоторых государственных руководителей получить квалификацию в этой области. Во всяком случае, это не означало, что вы не должны учиться и игнорировать закон о государственном языке на протяжении десяти лет.

По-видимому, эти люди годами поддерживали документальную систему на русском языке и требовали от подчиненных вести документацию на русском, покрывая свое собственное незнание. По сути, это не что иное, как злоупотребление текстом закона. Нигде не прописано, что нужно в течение десяти лет не учиться госязыку, вести документацию на русском языке и сохранять её.

Как складывается ситуация сегодня?

Законодательно ситуация должна была измениться к лучшему, но …

Кстати, вторая часть изменений к закону, внесенная в 2004 году, была призвана обеспечить такие изменения. По существу, невозможно постоянно связать функционирование системы государственного языка со сроком полного перехода на латиницу. Вот, что говорится во второй части изменений и дополнений в закон:

«VIII. Исключить часть Пункта 2 Постановления Олий Мажлиса Республики Узбекистан от 21 декабря 1995 года «О порядке введения в действие закона республики Узбекистан «О государственном языке» в новой редакции, гласящую «с момента полного перехода на узбекский алфавит, основанный на латинской графике, т.е.».

Но все эти дополнения и изменения до широкой общественности не дошли. Найдутся ли люди, которые станут искать постановление Олий Мажлиса, статьи, в которых нужно исключить те или иные слова? Возможно, и найдутся, но лишь единицы. А те, кто найдут, смогут ли понять смысл? Маловероятно.

Так кто же будет доводить подобные изменения до общественности? Юристы, комментарии к закону, скажете вы? А теперь ответьте, видели ли вы хоть один комментарий юриста к законодательству о языке, за 15 лет? Нет? Я тоже.

Что там говорить о комментариях к закону, изданному в 2004 году, когда даже поправки и дополнения к нему никогда не упоминались. Комментарии остаются теми же, как в первом издании 1999 года, так и во втором издании. Обратите внимание: «Комментарии» были подписаны в печать 10 октября 2004 года, а «Изменения и дополнения» были объявлены 30 апреля 2004 года. В промежутке было пять месяцев. Похоже, что автор комментариев, профессор Гафур Абдумаджидов, даже не видел опубликованные «Изменения и дополнения». Иначе, он наверняка бы учел их при публикации.

После соответствующей редакции, статья постановления изменяется следующим образом: «Установить, что статьи 9 и 10 Закона Республики Узбекистан «О государственном языке», вступают в силу с 1 сентября 2005 года».

Таким образом, дается понять, что теперь мы полностью перешли на ведение делопроизводства на государственном языке. Отныне законом запрещается отказываться от документов на узбекском языке или требовать их перевода на русский язык.

Наконец, все статьи Закона «О государственном языке вступили в силу. Речь также идет об обеспечении полноты закона. Но, к сожалению, прошло более 15 лет, но закон все еще не полностью реализован. Продолжается ведение делопроизводства как на узбекском, так и на русском языках и двоевластие в письменности.

Сколько еще будет продолжаться «двоевластие» в письменности?

Известно, что термин «двоевластие» первоначально использовался как исторический. На протяжении всей истории мы знаем, что страны, где существует двоевластие, в конечном счете сталкивались с кризисом. Двоевластие полностью разрушает общество. Двоевластие в письменности, также может подорвать один из важнейших инструментов развития общества - грамотность.

В прошлом орфографические ошибки в прессе и в сфере издательства - практически отсутствовали. Сегодня практически невозможно найти газету, журнал или книгу, где нет ошибок. Даже учителя, не только других предметов, а родного языка и литературы, теперь не могут написать текст без ошибок.

Причина в том, что «двойная письменность» была у нас слишком длительное время, а в узбекском латинском алфавите и орфографии все еще наблюдаются некоторая путаница и несовершенство. Учителя на курсах повышения квалификации, при письме на школьной доске, непроизвольно «перескакивают» с кириллицы на латиницу или наоборот.

Однажды нам пришлось проводить диктант на латинице среди учителей, текст был взят из предмета, который они преподают. Удивительно, но из 121 слушателя - ни один не смог написать диктант из 275 слов на оценку «5».

На основании «Критериев оценки диктанта» Республиканского образовательного центра, стало ясно, что 23 учителя написали на «четверку», 24 - «на тройку», 27 - «на двойку» и 47 учителей «удостоились единицы». В соответствии с критериями оценки, «единица» ставится, когда количество ошибок превышает 15. Однако были и те, кто допустил более 30 ошибок. Если такие знания у учителей, то что можно сказать об учениках, уровне грамотности обычного гражданина?

В новом Указе Президента определены задачи Департамента по развитию государственного языка. Одной из них является «ускорение деятельности по разработке норм и правил письменной речи узбекского языка, а также полному внедрению узбекского алфавита, основанного на латинской графике». Здесь, основной задачей является устранение «двоевластия» в письменности. Если государство и общество не перейдут полностью на единую письменность, то полностью восстановить грамотность нации будет невозможно. Решение этой проблемы требует непреклонной воли.

Указом также поручено Кабинету Министров Республики Узбекистан разработать проект Закона Республики Узбекистан «О государственном языке» в новой редакции, усовершенствованный с учетом требований сегодняшнего дня.

В рамках этой задачи нужно иметь в виду, что Закон «О государственном языке» и Закон «О введении узбекского алфавита, основанного на латинской графике», исторически были приняты отдельно.

Теперь, пришло время эти законы объединить, так как оба закона – о государственном языке. Было бы целесообразно переработать эти законы на взаимосогласованной основе.

Нусратулло ЖУМАХУЖА,
Профессор, доктор филологических наук Ташкентского государственного университета узбекского языка и литературы

перевод Вадим Султанов

Пройдите авторизацию чтобы Вы могли оставить комментарий
Top