16:41 / 19.04.2020
7878
Узбекская девушка, излечившаяся от коронавируса в Турции: «никому не пожелаю болеть на чужбине»

Наша собеседница Наргиза Гиёсова много лет работала корреспондентом в газете «Бекажон», а в данное время она находится в турецком городе Стамбуле. В этой стране она заразилась коронавирусом и выздоровела.

– Наргиза, как давно вы находитесь в Турции и в какой сфере работаете?

 – Я приехала в Турцию в 2017 году. Как и большая часть женщин из Узбекистана, я занимаюсь выполнением работы по дому в частном домовладении. Если быть более точной, я няня у одной девочки и учу ее русскому языку.

- Как случилось, что вы заболели, как протекала болезнь у вас?

- В дом, где я работаю, пришли в гости дедушка и бабушка девочки, за которой я присматриваю. Они всегда прилетают самолетом, потому что живут в другом городе. В общем, через неделю после приезда у них началась лихорадка. Через два дня у отца девочки, а еще через три дня, также и у меня поднялась температура. У них была только лихорадка и слабость, и они продлилось всего три дня. У меня же, после лихорадки начался кашель и сколько я ни старалась от него избавиться, он не прекращался. Напротив, мое состояние ухудшалось с каждым днем. К этому добавились тошнота и потеря аппетита. Когда я почти не могла говорить и поняла, что не смогу справиться с кашлем без вмешательства врача, я поехала в больницу. Там мне поставили диагноз "коронавирус".

В больнице мне дали необходимые лекарства и отправили домой, предупредив, что если возникнут проблемы с дыханием, то я сразу же должна вернуться, а также о строгом соблюдении правил карантина в течение 14 дней. Я тщательно выполняла все рекомендации моего доктора и, слава Богу, выздоровела. Даже сейчас я хожу по дому в маске и перчатках и меняю средства защиты по нескольку раз в день. Когда я разговариваю со своей подругой, которая живет со мной, я держусь на расстоянии не менее метра. Она не входит ко мне, я не вхожу в её комнату. Кстати, у дедушки и бабушки моей подопечной тоже был выявлен коронавирус, и они тоже лечились дома и выздоровели. Благодарю Бога тысячу раз, моя радость – девочка, её зовут Дефне, не заболела этой болезнью.

– Вы работали в сфере средств массовой информации и, конечно, регулярно следите за событиями в Узбекистане. Каковы различия и сходные аспекты в методах борьбы с коронавирусом в Турции и Узбекистане?

– В Узбекистане карантин начался раньше, чем в Турции, и я думаю, что это эффективная мера. Очень хорошо, что каждый больной обязательно госпитализируется, а весь контроль и лечение берет на себя само государство. Самое действенное оружие против распространения коронавирусной болезни - это остановка автомобильного транспорта и изоляция людей.

В Турции уже две недели по субботам и воскресеньям вводится комендантский час. Причина в том, что здесь каждый день более четырех тысяч человек заражаются коронавирусом. С помощью этого комендантского часа государство пытается защитить граждан от болезни.

– После введения комендантского часа в Турции в Интернете появились видео беспорядков, кадры, на которых происходили массовые драки. Такие случаи не наблюдались в том районе, где вы живете?

- Слава Богу, в том районе, где я живу, не было никаких драк и беспорядков. Правда, вчера многие люди вышли на улицу, чтобы сделать покупки на два дня, несмотря на приближение 23: 00 часов. Насколько мне известно, в тот день в Стамбуле вышло не менее 300 тысяч жителей.

– Болезнь не подорвала ваши отношения с работодателем, вы не потеряли работу?

- Прошло уже два года с тех пор, как я получила работу в этой семье. Они помогали мне и морально, и материально, да благословит их Бог. На мою работу это никак не повлияло. Я уже почти как член этой семьи. Я скучаю по девочке, даже если не вижу ее один день.

– Вы, наверное, были сильно подавлены болезнью, да еще на чужбине?

– После этой болезни моя жизнь разделилась на две части. На до и после коронавируса. Теперь я пожинаю плоды каждого дня, проведенного в здравии, и благодарю Бога за это. Никому не пожелаю болеть на чужбине. Хотя больна была я, коронавирус оказал очень сильное моральное воздействие на моих родителей. Они очень страдали от того, что находились далеко от меня и не могли протянуть мне руку помощи.

Никогда не забуду, как мой папа прятал слезы, разговаривая со мной по видеосвязи, пытался улыбнуться и молился Аллаху за мое выздоровление, как они с мамой оба с волнением говорили друг другу: «Смотри, она села! Она сегодня разговаривает свободно, не так сильно кашляет!». Знаете, сейчас мое единственное желание - быть рядом с ними и забросить все их от тревоги обо мне, далеко в небо. Больше мне ничего не нужно.

Дай бог, если дороги откроют и все образуется, то первое, что я сделаю, - это вернусь в Самарканд.

Беседовал Аброр Зохидов
перевод: Вадим Султанов.

Top