18:51 / 07.06.2020
5251
О наших соотечественниках за рубежом, чартерных рейсах и возможности заразиться вирусом в зоне карантина – беседа с Нурматом Отабековым

Из-за пандемии в мире растёт уровень безработицы. К примеру, в России за последние два месяца, показатели безработицы достигли 30 процентов. Это непосредственно влияет на миллионы узбекистанцев, находящихся в этой стране.

Корреспондент Kun.uz взял интервью у начальника государственной инспекции санитарно-эпидемиологического надзора при Кабинете Министров, эпидемиолога Нурмата Отабекова. В ходе интервью обсуждались такие вопросы, как, например, увеличение масштаба возвращения наших соотечественников.

- Из-за введения карантина во всём мире многие узбекистанцы за рубежом оказались в трудном положении. В результате они скапливаются на границе с Казахстаном. Почему не рассматривается вопрос об открытии границ в такой ситуации?

- На мой взгляд, многие наши граждане за рубежом подумали, что эта ситуация временная, а потом можно будет продолжить работу. Потом стало известно, что государства ввели строгие карантинные меры и ограничения, и у многих наших соотечественников не осталось возможности работать. А если человек не работает, естественно, у него не будет никакого дохода. По-моему, люди уже потратили всё то, что заработали. Потом увеличилось количество желающих вернуться.

Если вы обратили внимание, даже в период карантинных мер и ограничений ни на один день доступ наших граждан в Республику Узбекистан не закрывался. Каждый день из Казахстана прибывает 600-700 человек, через Кыргызстан – около трёхсот, через Афганистан – около ста человек.

Кроме того, въезжали водители-дальнобойщики, грузовые транспортные средства. Восстановлены чартерные рейсы. Сейчас по возможности прилагаются все усилия, чтобы привезти людей, желающих вернуться на родину.

Конечно, когда не было чартерных рейсов, люди пытались добраться до границы любыми транспортными средствами. Всем нашим гражданам, которые смогли добраться до границы Узбекистана, была предоставлена возможность въехать в страну. Думаю, что этот процесс ещё будет продолжаться.

Самая основная наша задача – это принять все меры предосторожности в месте въезда в страну каждого гражданина, исходя из возможности проникновения заболевания в Узбекистан.

- Почему в такой ситуации нельзя увеличить количество авиарейсов или железнодорожных перевозок?

- Это уместный вопрос. Конечно, ответственные организации будут сами решать вопрос об увеличении количества авиарейсов или железнодорожных перевозок. Но на мой взгляд, нам следует рассчитать возможности республики.

Проведение осмотра большого количества населения, наблюдение за ними в течение 14 дней – это одна сторона вопроса. Не следует забывать и о размещении выявленных среди них лиц с коронавирусной инфекцией в больницах, их лечении, охвате большого количества жителей. Всё это может послужить основанием для того, чтобы не увеличивать количество перевозок.

Но, как бы там ни было, на данный момент в Узбекистане ведётся систематическая работа по выявлению коронавирусных больных. То есть, все люди, пересёкшие границу Узбекистана, берутся на контроль. Если среди них окажутся заражённые коронавирусом, они будут получать лечебные процедуры.

- Согласно данным, в наше посольство и консульства в России подали заявление более 100 тысяч узбекистанцев, желающих вернуться на родину. Скажите, есть ли возможность доставить их сюда в большом количестве? Насколько готовы наши карантинные зоны и больницы к приёму такой массы народа?

- Все граждане, попадающие на территорию Узбекистана, помещаются на карантин. К примеру, если мы обратим внимание на показатели в данный момент, то в Узбекистане 48 тысяч человек находится на карантине (интервью записано 4 июня – ред.). 21 тысяча из них - на стационарном карантине. Значит, сейчас заняты 21 тысяча мест. Если каждый день к этому количеству будет прибавляться примерно по 1000 человек, то есть возможности расширения.

Если привезти в Узбекистан большое количество наших граждан, то у нас есть для этого все возможности. Специалисты обладают знаниями с точки зрения соответствующего лечения, и мы в состоянии превратить многие объекты в карантинные учреждения.

Сейчас не работают многие санатории, профилактории, летние лагеря, и можно будет использовать их все в качестве карантинных учреждений.

Эти возможности будут ещё более расширяться в зависимости от количества граждан, прибывших чартерными рейсами и другими видами транспорта на территорию Республики Узбекистан.

В Узбекистане есть все условия и для тех, кто находится на карантине, и для тех, кто нуждается в лечении, и для их обследования, и для реабилитации выздоровевших. Разработана стратегия, в каком направлении распределять силы и средства.

- Можно ли поместить на карантин в домашних условиях прибывших из-за рубежа лиц, которые меньше подозреваются в заражении коронавирусом?

- Нам хорошо известно, что лица, доставляемые из-за границы организованно, прибывают из эпидемиологически неблагополучной территории. Они мимоходом могут столкнуться с заражёнными коронавирусом, или могут находиться с ними рядом какое-то время.

А раз так, мы должны рассматривать всех этих людей как потенциальный источник опасности. Сейчас на всех рейсах выявляются больные коронавирусом, иногда с одного рейса по 70-80 человек и более. Поэтому следует задержать их в карантинной зоне, полностью удостовериться в том, что они здоровы, и только потом разрешить им находиться среди населения.

- Каким образом обеспечивается безопасность пассажиров чартерных рейсов в самолёте, и в каком порядке это происходит?

- Когда члены экипажа вылетают, чтобы забрать очередную группу людей из определённого государства, на них обычная одежда. А в иностранном государстве, и в ходе рейса, они обязаны надевать защитную одежду и пользоваться защитными средствами.

При допуске граждан в самолёт, они должны обработать руки антисептическими средствами и надеть марлевые маски. Нет никакой пользы от того, что они наденут защитные костюмы, поскольку они могли заразиться болезнью ещё до того, как их наденут. Нам следует уделить особое внимание тому, чтобы члены экипажа не заразились коронавирусной инфекцией.

- В карантинной зоне в одном помещении содержится по четыре человека. Насколько велика возможность заразиться болезнью именно там?

- Конечно, когда в одном помещении находятся четыре человека, риск заражения болезнью есть, этого никто не отрицает. Многие граждане, помещённые на карантин, работали в других государствах, на стройках, в других местах. Большинство из них проживали вместе, по 20-30 человек. Но и для создания таких условий, затрачивается очень много сил, возможностей и средств.

А если мы разместим их по 50-100 человек, что тогда будет? У лиц, находящихся на карантине, два раза берутся анализы. Если после анализа будет выявлена болезнь, то эта группа людей изолируется от остальных. Конечно, в идеале нужно было бы выделить отдельную комнату каждому человеку. Но нам следует здраво оценить свои возможности по осуществлению этих мероприятий.

Нурмат Отабеков в ходе беседы проинформировал об эпидемиологической ситуации в Узбекистане. Полную версию интервью можно посмотреть на канале Kun.uz в YouTube.

Беседовал Рахматилла Исроилов

перевод: Вадим Султанов,
Анастасия Ткачёва

Top